Божович о самооценке

Божович о самооценке

Глава 16. ФОРМИРОВАНИЕ САМООЦЕНКИ

Самооценка и развитие личности. Особенности самооценки у умственно отсталых детей.

По данным Л. И. Божович, правильное формирование самооценки-один из важнейших факторов развития личности ребенка. Отсюда понятно, что учителя вспомогательных школ должны овладеть необходимыми сведениями, относящимися к психологии самооценки.

Устойчивая самооценка формируется под влиянием оценки со стороны окружающих (взрослых и детей), а также собственной деятельности ребенка и собственной оценки ее результатов.

Если ребенок не умеет анализировать свою деятельность, а оценка со стороны окружающих меняется в отрицательном для него направлении, возникают острые аффективные переживания. Так. например, если в семье у ребенка сформировали положительную самооценку и соответствующие притязания, а вслед за тем в’детском саду или в школе он столкнулся с отрицательной оценкой, возникает много отрицательных форм поведения (обидивость, упрямство, драчливость и т. д ) При длительном сохранении такой ситуации эти отрицательные формы поведения фиксируются и становятся устойчивыми качествами личности. Л. И. Божович отмечает, что отрицательные качества личности возникают в ответ на потребность ребенка избежать тяжелых аффективных переживаний, связанных с потерей уверенности в себе.

Эти данные, относящиеся к норме, могут помочь понять очень многие особенности формирования личности умственно отсталого ребенка.

Ознакомимся теперь с психологическими особенностями самооценки у умственно отсталых детей.

Самооценка умственно отсталого ребенка в обычных условиях воспитания беспрерывно подвергается резким и контрастным воздействиям. В семье, пока он мал, особенно в те периоды, когда обнаруживается та или иная болезнь нервной системы, его не только жалеют, но и радуются малейшему успеху, малейшему достижению. Сам ребенок склонен также высоко себя оценивать. У него возникают повышенные притязания к вниманию со стороны взрослых, их одобрению и ласке. Но вот ребенок попадает в детский сад либо просто в детский коллектив соседей по двору, и сложившейся самооценке наносится серьезный удар.

Ни с чем не сравнимый по тяжести моральный ущерб личности умственно отсталого ребенка наносится в том случае, если он по ошибке попадает в массовую школу и начинает там обучение.

Если ребенок находится в массовой школе краткий срок, это оказывается тяжелым эпизодом, который затем в значительной мере забывается. Но если неправильно направленный в массовую школу ребенок задерживается там на годы, длительный, многократный неуспех приводит к возникновению и закреплению отрицательных качеств личности.

Нередко этот ущерб, этот удар усугубляется разными видами осложнений в семье. Так, например, бывает, что отец не может скрыть раздражения и горькой досады на «неудачного» ребенка, а мать, пытаясь компенсировать это недовольство, чрезмерно «захваливает» своего ребенка. В других семьях источником унижений становится младший, психически полноценный ребенок, который, подрастая, перегоняет своего умственно отсталого брата (или сестру) и, не понимая ситуации, беспрерывно подчеркивает свое превосходство.

Анализируя очень интересные данные, относящиеся к самооценке умственно отсталых детей, полученные в исследовании Де-Греефе, Л. С. Выготский дает им свое толкование. Воспользовавшись простой, но остроумной экспериментальной методикой, Де-Греефе исследовал самооценку дебилов. Он показывал ребенку три кружка и уславливался с ним о том, что один

Как правило, в этом эксперименте дебил проводил самую длинную линию от кружка, который обозначал его самого. Этот симптом повышенной самооценки дебилов, обнаруженный Де-Греефе, Л. С. Выготский предложил назвать именем автора.

Л. С. Выготский соглашается с Де-Греефе в том, что эта некритичность дебила, эта повышенная самооценка связана с общим интеллектуальным недоразвитием. Однако он дополняет и эксперименты Де-Греефе, и их толкование. Л. С. Выготский пишет, что повышенная самооценка, которая очень часто встречается у дебилов и имбецилов, является проявлением общей эмоциональной окрашенности оценок и самооценок маленького ребенка, общей незрелости личности.

Л. С. Выготский указывает, что возможен еще и иной механизм образования симптома повышенной самооценки. Она может возникать как псевдокомпенсаторное характерологическое образование в ответ на низкую оценку со стороны окружающих. Л. С Выготский считает, что Де-Греефе глубоко не прав, когда пишет, что, поскольку дебил самодоволен, у него не может быть чувства собственной малоценности и возникающей отсюда тенденции к компенсации. Точка зрения Л. С. Выготского противоположна. Он считает, что именно на почве слабости, на почве чувства малоценности и возникает псевдокомпенсаторная переоценка своей личности.

Студенты дефектологического факультета Московского государственного педагогического института имени В. И. Ленина (С. Г. Байкенов, Ж. И. Аухадиева, Т. Н. Симакова, С. Н. Алешина, Н. И. Локоть) по несколько иной методике экспериментально исследовали самооценку детей, обучающихся в одноименных классах вспомогательной и массовой школы. Оказалось, что во II и III классах самооценка учащихся вспомогательной школы была намного выше, чем у учеников массовой. Далее (от IV до VI класса) это различие становилось все меньше. И лишь в VII- VIII классах снова намечались резкие различия в характере самооценки-уровень ее у старшеклассников вспомогательной школы становился очень высоким. Возможно, что эти экспериментальные данные могут получить объяснение в свете теории Л. С. Выготского. У малышей высокая самооценка имеет аффективную обусловленность, с годами самооценка становится более адекватной. В старшем возрасте формируется псевдокомпенсаторная повышенная самооценка.

Неустойчивость самооценки, наблюдающаяся у некоторых умственно отсталых детей, приводит к тому, что на них оказывает отрицательное влияние оценочная ситуация (ситуация опроса, контроля и т. д.). Этому посвящено специальное исследование Б. И. Пинского’. Сравнивая качество выполнения двигательного задания в обычных условиях и в условиях «оценочной ситуаци-и», он обнаружил, что учащиеся массовой школы и взрослые нормальные люди несколько ухудшают качество своей работы (действуют быстрее, но с большим числом ошибок).

Исследование умственно отсталых детей выявило, что количество ошибок при выполнении ими заданий в условиях оценочной ситуации возрастает, хотя темп работы остается таким же, как и в обычной ситуации. Следовательно, активности, направленной на улучшение работы, они не проявили, а ухудшение работы под влиянием оценочной ситуации все же было.

В то же время экспериментальные данные Б. И. Пинского могут быть истолкованы и в том плане, что зависимость действий от оценочной ситуации у умственно отсталых меньше, чем это наблюдается у учащихся массовой школы. Очевидно, решение этого вопроса возможно лишь при дифференцированном подходе к умственно отсталым детям. У некоторых из них обнаруживается пониженная и хрупкая самооценка; эти дети очень зависимы от внешней оценки. У других, более глубоко отсталых, самооценка повышена; такие дети мало реагируют на внешнюю оценку. Следует, наконец, учесть наличие кажущейся независимости от внешней оценки. Это явление может возникнуть даже у ранимых и низко оценивающих себя детей, но привыкших к неудачам и создавшим себе своего рода защитный барьер от внешней оценки.

Интересен и продуктивен метод исследования изменчивости уровня притязаний.

МЕТОД ИССЛЕДОВАНИЯ УРОВНЯ ПРИТЯЗАНИИ

Методика, с помощью которой исследуются личностные реакции, была разработана немецким психологом Хоппе. Широко использовалась в советской психологии при исследовании школьников (Е. Д. Серебрякова) и в патопсихологии для исследования личностной сферы больных (Б. В. Зейгарник, Р. И. Меерович, К. М. Кондоратская и др.).

Следует приготовить 16 карточек с написанными на них номерами-от 1 до 16. Их очень удобно сделать из библиотечных карточек. На эти карточки следует наклеить числа из старого календаря. Кроме того, нужно приготовить секундомер или часы, лист бумаги и карандаш (для больного). Перед экспериментатором должен лежать лист бумаги с наборами разных задач.

Несмотря на такую внешнюю простоту подготовки материала для эксперимента, эта методика относится к числу наиболее трудных, она больше всех остальных методик требует времени на подготовку.

Суть эксперимента заключается в следующем: больному предлагают ряд задач, которые пронумерованы соответственно их трудности. Больному предоставляется возможность выбирать, какую из разных по трудности задач он будет решать. Экспериментатор должен иметь возможность по собственному усмотрению создавать ситуацию «успеха» либо ситуацию «неуспеха».

Действительные достижения ребенка в данном опыте значения не имеют. Однако ребенок об этом не знает. Здесь (в этом опыте) важно лишь то, как ребенок реагирует на свой «успех» или «неуспех», какие по трудности задачи он выбирает после того, как пережил «успех» либо «неуспех».

Для того чтобы опыт был полноценным, необходимо сделать так, чтобы переживание успеха или неудачи было для ребенка как можно более глубоким, актуальным. Для этого нужно, чтобы содержание задач соответствовало кругу интересов, знаний ребенка и тем требованиям, которые он сам себе предъявляет. Так, например, если ученику V класса предлагается какая-либо арифметическая задача либо вопрос из школьной программы, правильный ответ будет для него актуальным успехом, неудача- обидным переживанием. Если же предложить ту же арифметическую задачу первокласснику, неудача может оставить его равнодушным — не потому, что у ребенка притуплена сфера переживаний, нет адекватной личностной реакции на свои успехи и неудачи, а потому, что он внутренне и не претендует на знание таких арифметических задач. В данном случае неудачный подбор задачи может вызвать ошибки в толковании результатов эксперимента.

Удачными являются нейтральные по отношению к школьной программе задачи типа называния слов, начинающихся на какую-либо букву, называния животных, птиц, городов, имен, складывания простейших узоров и т. п.

Ребенку можно дать большее или меньшее время на решение задачи, обеспечивая таким образом ситуацию «успеха» или «неуспеха». Однако такой способ создания указанных ситуаций не является единственным и носит вспомогательный характер. Эксперимент не должен быть стандартным. Он должен быть построен соответственно индивидуальным особенностям данного больного.

Перед ребенком раскладывают в ряд 16 пронумерованных карточек: слева оказывается № 1, затем-№ 2 и т. д. Ребенку дается следующая инструкция: «Перед тобой лежат номера задач разной трудности. Под номерами 1, 2, 3 (экспериментатор показывает) -самые легкие задачи, дальше следуют несколько более трудные, затем-еще более трудные. Задачи под номерами 15, 16-самые трудные. Здесь на карточках ничего не написано, это только номер (экспериментатор показывает оборотную сторону карточки-она чистая). Задачу я тебе скажу после того, как ты возьмешь какой-либо номер. Карточку нужно положить на старое место. Для решения каждой задачи дается определенное время;
если ты не успеешь записать за это время решение, задача будет считаться нерешенной. Выбирай, пожалуйста, сам, какой номер задачи ты хочешь решать,-ты можешь выбрать любую задачу».

Эспериментатор записывает в протокол, какой номер задачи выбрал испытуемый. Карточка кладется на место. Затем прочитывается задача. Испытуемый получает бумагу и карандаш для записи ответа. Включается секундомер.

Тактика экспериментатора зависит от особенностей протекания эксперимента. Так, например, если ребенок, робея, выбирает легкие или даже средние по трудности задачи, экспериментатор может на первых порах обеспечить ему «успех». Если больной «, сразу же выбирает один из самых последних, т. е. наиболее трудных, номеров, нужно обязательно создать ситуацию «неуспеха». Если даже случайно оказывается так, что экспериментатор недооценил возможностей ребенка и тот оказался в состоянии решить трудную задачу, можно создать ситуацию «неуспеха», сократив время.

Помочь правильно истолковать экспериментальные данные может знание некоторых твердо установленных самим Хоппе, а затем Б В. Зейгарник и ее учениками закономерностей. К их числу относится следующая закономерность. У психически полноценных, личностно адекватных людей последующий выбор задач зависит от предшествующих результатов. Иными словами, успех приводит к постепенному повышению уровня притязаний. Неудачи, безуспешные попытки решить трудные задачи приводят к снижению уровня притязаний, т. е. к выбору более легких задач.

Испытав «успех» или «неуспех», ребенок с устойчивым характером соответственно берется за несколько более трудную или легкую задачу, т. е. совершает довольно плавный переход. У психопатов эти переходы носят очень резкий характер, т. е. дети как бы «шарахаются» от одной крайности к другой. Небольшой успех толкает их на выбор самой трудной задачи, однократная неудача — к выбору самой легкой.

Исследование процесса формирования уровня притязаний у детей-олигофренов, выполненное Л. В Викуловой, обнаружило следующее. У значительной части изученных ею детей уровень притязаний вырабатывался, но не сразу, а лишь после ряда случайных выборов. Дети огорчались при неудачах, даже иногда выражали свою обиду на экспериментатора, старались справиться с заданием как можно лучше. Однако лишь значительное накопление опыта успешных и неуспешных решений приводило к тому, что они находили адекватную меру своих возможностей и начинали выбирать задачи той степени трудности, которая хоть приблизительно соответствовала их уровню.

У более слабоумных детей-олигофренов (в степени, приближавшейся к имбецильности) уровень притязаний вообще выработать не удалось.

Таким образом, толкование этого эксперимента не может производиться только по форме кривых или по вычислению зависимости. Каждый протокол требует конкретного анализа с учетом всех непосредственных высказыванит» и поведения ребенка. » Несмотря на трудность проведения и истолковании, методика эта очень часто применяется, так как дает весьма ценный и убедительный материал для суждения о личности подростка, о его | самолюбии и самооценке, о живости или притуплении эмоциональных реакций.

Вопросы и задания

  1. В чем состоят особенности самооценки умственно отсталого ребенка на разных этапах возрастного развития?
  2. Расскажите об исследовании, которое было проведено Б. И. Пинским.
  3. Расскажите о методах исследования уровня притязаний у умственно отсталых учащихся.
  • Баикенов С. Г. Экспериментальное изучение самооценки учащихся вспомогательной школы.- В сб.: Вопросы патопсихологии. М., 1970.
  • Викулова Л. В. Исследование уровня притязаний у детей-олигофренов.- В сб.: Вопросы экспериментальной патопсихологии. М., 1965.
  • Зейгарник Б. В. Пути исследования эмоционально-волевой сферы психически больных.- В сб.: Вопросы экспериментальной патопсихологии. М., 1965.
  • Коломин ский Н. Л. Развитие личности учащихся вспомогательной школы. Киев, 1978.
  • Намазбаева Ж. И. Развитие уровня притязаний и самооценки умственно отсталых детей.- Дефектология, 1978, № 1.
  • Стеркина Р. Б. Особенности формирования уровня притязаний у детей-олигофренов.- В сб.: Психологические исследования, вып. 4, 1973.
  • Божович Л. И. Аффект неадекватности [23]

    Божович Л. И. Аффект неадекватности [23]

    Под аффектом неадекватности понимается чрезмерная защитная реакция на неуспех, порожденная столкновением завышенной самооценки и реальных возможностей. Завышенные притязания в каком-либо важном для ребенка виде деятельности и потребность сохранить их при неуспехе заставляют его либо игнорировать свой неуспех, либо искать причины неуспеха вовне.

    Дети, у которых аффект неадекватности устойчив, называются «аффективными». Аффективные дети обычно находятся в постоянном конфликте со сверстниками и учителем. Поэтому аффективные дети самыми разными путями стремятся компенсировать свое плохое положение, привлечь к себе симпатию и внимание и тем самым удовлетворить свои притязания на хорошее положение, оправдать свою самооценку. Это ставит таких детей в особую зависимость от мнения, одобрения, оценки группы. Эта зависимость выражается в двух крайних формах: в максимальной податливости влиянию группы и в негативистическом сопротивлении ее влиянию.

    Запоминание детьми успехов и неудач. Какие результаты действия преимущественно запоминаются детьми с разной самооценкой – сопряженные с переживанием успеха или неуспеха? Наиболее значимым представляется сходство в запоминании успешных и неуспешных действий детьми с полярными самооценками – повышенной и пониженной. У обеих категорий детей вытесненным из памяти оказалось именно содержание нерешенных задач, т. е. неуспешная деятельность.

    При повышенной неадекватной самооценке субъект стремится удержаться на ее уровне. А поскольку неуспех ставит самооценку под угрозу, то это сказывается и на характере мнемических процессов.

    Во втором случае наблюдается несколько иная картина. Неспособность выполнить задание снижает и без того низкий уровень оценки субъектом своих возможностей, создавая тем самым предпосылки для переживания еще большей ущербности. Как бы защищая себя от этого, ученик запоминает лишь те задания, в выполнении которых ему удалось достичь позитивных результатов и тем самым утвердить себя.

    Психологическая устойчивость. Психологическая устойчивость – это целостная характеристика личности, обеспечивающая ее устойчивость к фрустрирующему и стрессогенному воздействию трудных ситуаций.

    Поведение психологически устойчивой личности осуществляется в целом по следующей схеме: задача – актуализируемый ею мотив – осуществление действий, ведущих к его реализации, – осознание трудности – негативная эмоциональная реакция – поиск способа преодоления трудности – понижение силы отрицательных эмоций – улучшение функционирования (и сопутствующая ему оптимизация уровня возбуждения).

    Схема поведения у психологически неустойчивой личности: задача-мотив – осуществление действий, ведущих к его реализации, – осознание трудности – негативная эмоциональная реакция – хаотические поиски выхода – усугубление осознаваемых трудностей – возрастание негативных эмоций – ухудшение функционирования – понижение мотивации или оборонительная реакция.

    Главные причины дезорганизации поведения неустойчивых детей состоят в отсутствии эффективных способов преодоления трудностей и в переживании угрозы для личности. У неустойчивых личностей иногда наблюдается явление самоиндукции отрицательного эмоционального напряжения: дезорганизованное поведение усиливает стрессовое состояние, которое еще больше дезорганизует поведение, что приводит в конечном счете к тому, что неустойчивая личность чувствует полную беспомощность – как по отношению к трудным заданиям, так и по отношению к своему поведению в трудной ситуации.

    Трудные ситуации нельзя исключить ни из процессов социализации и воспитания, ни из жизни вообще. Целью воспитания должно быть формирование у школьников психологической устойчивости к трудностям, возникающим в различных видах деятельности. Однако при постановке перед ребенком задач следует обращать его внимание на то, чтобы они соответствовали его возможностям, находились в зоне его ближайшего развития.

    Божович Л.И.. Книги онлайн

    Лидия Ильинична Божович (1908-1981) — отечественный психолог, ученица Л.С.Выготского.

    В основном занималась проблемами детской психологии: развитием личности ребенка, формирования мотивации, аффективных конфликтов, самооценок и динамики развития в детском возрасте уровня притязаний.

    Сборник посвящен экспериментальным исследованиям мотивационной сферы детей и подростков. В нем рассматриваются проблемы развития потребностей и мотивов в онтогенезе, их место и роль в формировании личности ребенка.

    В одной из статей даны результаты изучения подростков-правонарушителей. В ее основе лежит фактический материал и выделены различные группы правонарушителей, требующие особых путей педагогического воздействия.

    В книге «Личность и ее формирование в детском возрасте» автор обобщает многолетние исследования по проблемам формирования личности ребенка, проводившиеся в лаборатории воспитания Института психологии АПН СССР.

    На основе этих исследований раскрываются условия и движущие силы формирования личности ребенка, дается психологическая характеристика трех школьных возрастов (младшего, среднего и старшего).

    Книга содержит также критический анализ различных взглядов на личность и ее изучение в зарубежной и советской психологической литературе.

    В работе «Речь и практическая интеллектуальная деятельность ребенка» описывается трехлетний цикл исследований, посвященный экспериментальной проверке гипотезы о динамической связи речи и мышления в онтогенезе.

    Эти исследования проводились в 1929–1931 гг. под руководством Л.С.Выготского рядом его молодых коллег. Основная задача исследования — рассмотреть психологическую структуру процессов, лежащих в основе практических интеллектуальных операций, отношение их к речи в ходе развития и распада.

    В сборник включены статьи, написанные на основе исследований по отдельным вопросам психологии личности школьника: дается характеристика психологических особенностей личности подростка (его моральных оценок, нравственных качеств и эмоциональных переживаний); раскрывается формирование таких качеств личности детей младшего школьного возраста, как организованность, ответственность и др.

    Особое место занимают статьи, в которых дается характеристика отношения к труду школьников разных возрастов. Показана зависимость формирования этого отношения от различных условий организации учебно-трудовой деятельности учащихся как в школе, так и в семье.

    Ссылка на книгу удалена с сайта по просьбе издательства.

    Самооценка учителя и стиль взаимоотношений с учащимися

    Самооценке личности в отечественной психологической науке посвящено значительное число исследований (Л.В.Бороздина, Л.И.Божович, Е.А.Залученова, А.В.Захарова, И.С. Кон, В.С.Мухина, О.Н.Молчанова, С.Л. Рубинштейн, В.В. Столин, И.И. Чеснокова и др.).

    В работах К.А. Абульхановой-Славской, Л.И.Божович, А.И.Липкиной констатируется, что в основе самооценки лежат внутренне принятые личностью ценности (эталоны). То, какие ценности принимает личность, закладывает основу не только самооценки, но и всех ее качеств. Именно самооценка опосредует влияние эталонов на становление личности. В этом смысле ее можно считать стержневым личностным образованием, оказывающим воздействие на всю жизнедеятельность субъекта и отражающим качественное своеобразие его внутреннего мира. В основе самооценки лежат рефлексивные действия, которые во многом определяют эмоциональное отношение к себе конкретного индивида и одновременно служат источником знаний о себе.

    В отечественной психологии самооценка характеризуется в связи с проблематикой самосознания (А.В.Захарова, В.С.Мухина, С.Л. Рубинштейн, Е.И.Савонько, С.Г.Спиркин, В.В.Столин, Н.Е.Шафажинская и др.).

    Зарубежные ученые нередко связывают феномен самооценивания непосредственно с самой личностью и особенностями ее развития (А. Бандура, У. Джемс, Б. Скиннер, Г. Мид, К. Роджерс, Г. Юнг и др.).

    Интегративные процессы в науке ввели в обиход ряд терминов, которые могут, а иногда и употребляются как синонимы самооценки. Это, прежде всего Я-концепция и Я-образ. Как отмечает В.В. Столин, образ Я в целом отечественными психологами понимается как установочная система и непосредственно связывается с какой-то конкретной деятельностью, тем самым, являясь основой самооценки в связи с этой деятельностью. Некоторые исследователи (Л.Я. Гозман) полагают, что механизмом связи самооценки с деятельностью является самопринятие или эмоциональное отношение к своему труду и его результатам.

    Таким образом, субъект обладает положительным самопринятием, если он успешен в деятельностях, мотивы которых занимают доминирующее положение в общей мотивационной иерархии его личности. И, наоборот, у субъекта возникает негативное самопринятие, если он не достигает успеха в деятельности личностнозначимой.

    Традиционно в отечественной психологии выделяют следующие критерии самооценки: высота, устойчивость и адекватность. В тоже время на данный момент не существует однозначного и непротиворечивого способа фиксации критерия «адекватность». В зарубежной психологии применяют такой параметр, как степень рассогласования между Я-реальным и Я-идеальным. Степень рассогласования между Я-реальным и Я-идеальным определяется посредством коэффициента корреляции. Если связь между Я-идеальным и Я-реальным была положительной и проявлялась на уровне значимости, то Я-реальное и Я-идеальное считались взаимосвязанными (самооценка адекватная); если коэффициент корреляции был отрицательным или связь была не значимой, то Я-реальное и Я-идеальное считались рассогласованными (самооценка неадекватная).

    Самооценочные показатели учителя детерминируют проявление определенных поведенческих тенденций в профессиональной деятельности. Так, самооценка связана со стилем взаимодействия учителя с учащимися посредством того, что она определяет, во-первых, то, как будет действовать индивид в конкретной ситуации; во-вторых, как он будет выявлять, оценивать, расшифровывать действия других; в-третьих, самооценка определяет ожидания индивида, являясь основой целеполагания.

    С другой стороны, чем более продуктивна деятельность учителя (адекватным и продуктивным его стиль взаимодействия с детьми) и чем более его мотивы и цели совпадают с целями педагогической деятельности, тем выше его будут оценивать коллеги и тем значимей для него будет оценка, так как она будет непосредственно влиять на его самооценку.

    Кроме того, содержание самооценки учителя также представляет интерес, так как отвергнутыми оказываются качества связанные с эмоциональными составляющими деятельности. Так, среди отвергаемых качеств оказались женственность, эмоциональность, а также лаконичность, либеральность, замкнутость, конфликтность, агрессивность, раздражительность и т.д.

    М.Н. Швецовой (2000) подтверждены данные о связи самооценки учителя и стиля его взаимодействия с классом учащихся. Эта взаимосвязь осуществляется по нескольким направлениям: 1) самооценка учителя (Я-реальное) значимо коррелирует с доминирующей мотивационной ориентацией или стилем взаимодействия; 2) взаимосвязь или рассогласование между Я-реальным и Я-идеальным в Я-концепции учителя определяет избираемую тактику поведения, ожидания учителя и оценку им ситуации; 3) самооценка учителя оказывает влияние на самооценку учащихся.

    Есть некоторые общие моменты в особенности влияния на класс учителя с устойчиво высокой самооценкой, как с взаимосвязанным Я-реальным и Я-идеальным, так и с рассогласованным. И в том и в другом случае учитель стремится поддержать самооценочный баланс на должном уровне и это приводит к опоре на сильных учащихся в работе с классом.

    Концепция личности в трудах Л.И. Божович — Фундаментальные проблемы общей психологии — Н.И. Чуприкова, И.В. Равич-Щербо

    Л.И. Божович оставила чрезвычайно богатое наследство не только в виде фундаментальных научных публикаций, во многом опередивших свое время, она вырастила плеяду ярких и самобытных психологов-исследователей, среди которых следует упомянуть Л.С. Славину, М.С. Неймарк, ТА. Флоренскую, С.Г. Якобсон и других.

    В 1968 г. вышла в свет фундаментальная монография Л.И. Божович «Личность и ее формирование в детском возрасте». Книга подверглась критике со стороны властей. Недовольство вызвали два обстоятельства: 1) в книге мало ссылок на К. Маркса и В.И. Ленина; 2) анализируя концепцию 3. Фрейда, Л.И. Божович наряду с недостатками указала на позитивные стороны его концепции. В частности, она подчеркнула, что стремление раскрыть динамику побудительных сил человеческого поведения, их взаимозависимостей и конфликтов, выявить роль бессознательных процессов и их влияние на поведение человека является несомненной заслугой 3. Фрейда (Л.И. Божович, 1968, с. 69).

    Разумеется, оппонентов не устраивало не только недостаточное количество марксистских цитат и даже не только признание некоторых заслуг 3. Фрейда. Главное заключалось в том, что концепция Л.И. Божович не вписывалась в официальную идеологию и противоречила господствовавшим в те годы установкам и воспитательной стратегии. Для последней была характерна абсолютизация социального и недооценка природного, индивидуального, что на практике воплощалось в «подравнивании» учащихся под некий стандарт «среднего ученика» и в пресловутом проценте успеваемости.

    Такая воспитательная стратегия не могла не сказаться на психологических теориях личности. Официальное признание получила концепция, рассматривавшая личность главным образом как результат присвоения общественных форм сознания, в большей мере как момент деятельности, чем как ее субъект.

    Пикантность ситуации заключалась в том, что Л.И. Божович в своей монографии все же цитировала классиков марксизма, но делала это не так, как было принято: вместо того чтобы цитатами из К. Маркса и Ф. Энгельса подтверждать официальную точку зрения, она использовала классиков марксизма в полемике с иерархами отечественной психологии.

    «В нашей психологии, — писала Л.И. Божович — есть тенденция понимать психику лишь как результат усвоения («присвоения») общественных форм сознания и тех форм психической деятельности, которые кристаллизовывались в процессе исторического развития в продуктах человеческого труда, человеческой культуры. С этой точки зрения развитие психики понимается как особая форма обучения. «Почему-то, — продолжает она, — в нашей психологии получила признание и разработку лишь одна сторона взаимодействия субъекта с миром, сторона «присвоения», но осталась за бортом другая его сторона, сторона кристаллизации психической деятельности в тех самых ее продуктах, которые затем становятся источником формирования индивидуальной психологии» (там же, с. 141). Автор выделяет тезис о том, что психика человека развивается не столько в меру усвоения, сколько в меру изменения субъектом окружающей действительности.

    Нельзя сказать, что теория присвоения и примата внешнего социального над внутренним индивидуальным не подвергалась критике со стороны других психологов. Так, С.Л. Рубинштейн в работе «Проблема способностей и вопросы психологической теории», критикуя теорию интериоризации, писал, что она является наиболее утонченным вариантом, утверждающим внешнюю детерминацию развития человека: «Все как будто идет от объекта, извне, и лишь интериоризация внешнего заполняет внутреннюю пустоту» (С.Л. Рубинштейн, 1973, с. 222 — 223). Однако наиболее последовательно критика доминировавшей в то время концепции личности была осуществлена Л.И. Божович: она не просто указала на недостатки этой концепции, но и противопоставила ей собственную концепцию личности.

    Признавая роль усвоения общественных форм сознания в психическом развитии, Л.И. Божович вместе с тем исходила из того, что усвоением и приспособлением к социуму отнюдь не ограничивается процесс становления личности. Она выделила мысль о том, что по мере становления личности происходит постепенное освобождение человека от непосредственного влияния среды, что позволяет ему не только приспосабливаться к ней, но сознательно преобразовывать и ее, и самого себя (Л.И. Божович, 1968, с. 422).

    Эта «эмансипирующая» функция личности, функция «психологического суверенитета» человека, реализующая его способность противостоять социальному давлению, воздействиям, противоречащим его взглядам и убеждениям, является важнейшей в данной концепции личности. В наиболее концентрированном виде такое понимание личности прозвучало в докладе Л.И. Божович на XVIII Международном психологическом конгрессе, который назывался «Устойчивость личности, процесс и условия ее формирования».

    Рассматривая проблему развития личности, Л.И. Божович исходила из чрезвычайно значимого тезиса о том, что «психическое развитие ребенка представляет собой сложный процесс, понимание которого всегда требует анализа не только тех объективных условий, которые воздействуют на ребенка, но и уже сложившихся особенностей его психики. об этом приходится специально говорить, — писала она, — потому что до сих пор встречаются попытки вывести и возрастные, и индивидуальные особенности ребенка непосредственно из анализа внешних обстоятельств его жизни». Известно положение С.Л. Рубинштейна о том, что внешнее влияет через внутреннее, что внешние социальные влияния преломляются через личность. Но Л.И. Божович вышла за пределы этого тезиса. «Даже С.Л. Рубинштейн, который так много места уделил вопросу об активности сознания человека,— отмечала она, — в конкретно-историческом плане не признает решающую роль в человеческом поведении раз возникших психологических образований. Хотя без этого, как нам кажется, нельзя ни понять, ни изучать психологию личности. » (там же, с. 142). И далее: «И сейчас еще можно встретить среди психологов и педагогов забвение того несомненного положения, что психическое развитие ребенка имеет свою внутреннюю логику, свои собственные закономерности, а не является пассивным отражением действительности, в условиях которой это развитие совершается» (там же, с. 144).

    В работах тех лет психологи уделяли много внимания рассмотрению личности в общефилософском, социологическом, методологическом аспектах (личность как совокупность общественных отношений, высшая ступень развития психики). Усилия Л.И. Божович были направлены на то, чтобы раскрыть личность в конкретно-психологическом плане. Согласно ее представлениям, личность — особое психическое образование, которое выполняет следующие функции: обеспечивает целостность психической жизни и деятельности человека; формирует его внутреннюю позицию; освобождает человека от непосредственного влияния окружающей среды и позволяет ему не только приспосабливаться к ней, но и сознательно преобразовывать и ее, и самого себя. В ходе исследования возникла необходимость дать более конкретный анализ того соотношения «внешнего» и «внутреннего», объективного и субъективного, которое и обусловливает психическое развитие ребенка как процесс преобразования собственной личности: «именно соотношение внешних требований с возможностями и потребностями самого ребенка составляет центральное звено, определяющее его дальнейшее развитие» (там же, с. 174). В этой связи она вводит понятие «внутренняя позиция», которое отражает «новый уровень самосознания, образующийся в результате того, что внешние воздействия, преломляясь через структуру ранее сложившихся у ребенка психологических особенностей, как-то им обобщаются и складываются в особое центральное личностное новообразование, характеризующее личность ребенка в целом. Именно оно и определяет поведение и деятельность ребенка и всю систему его отношений к действительности, к самому себе и к окружающим людям» (Л.И. Божович, А.В. Благонадежина, 1972, с. 75).

    Полемизируя с А.Н. Леонтьевым, вначале подчеркивавшим значимость жизненной позиции ребенка в его развитии, а затем несколько изменившим этот тезис на утверждение о том, что развитие определяется самой жизнью, реальной деятельностью ребенка, Л.И. Божович пишет: «Нам кажется, что А.Н. Леонтьев грешит против самого себя, когда в своих дальнейших рассуждениях и исследованиях отбрасывает понятие «позиция» и возвращается к гораздо более общим и психологически неопределенным понятиям «сама жизнь», «реальные процессы жизни», «деятельность ребенка» (Л.И. Божович, 1968, с. 179).

    Личность, подчеркивает Л.И. Божович, — это целостная психологическая структура. Дискутируя с расхожим в то время представлением о личности как о совокупности определенных свойств и качеств и о ее гармоничности как наборе различных свойств, она писала: «Будут обречены на неудачу те исследования, которые рассматривают личность как совокупность отдельных свойств и качеств. Нужно как раз обратное: рассмотрение каждого отдельного качества в аспекте личности в целом» (там же, с. 44). Здесь мы видим конкретизацию и дальнейшее развитие обоснованного в свое время Б.М. Тепловым тезиса о том, что личность — это целое, которое больше, чем сумма составляющих ее частей.

    Л.И. Божович сформулировала стратегическую задачу исследовательского поиска — понять возрастные психологические закономерности формирования личности ребенка. Только такой — генетический — подход, утверждала она, позволит нам изучить личность как определенную, возникающую в процессе жизни и деятельности ребенка структуру, а следовательно, раскрыть ее психологическую сущность (там же, с. 142).

    Существенным для исследовательской позиции Л.И. Божович было положение о том, что каждый возрастной этап детского развития характеризуется не простой совокупностью отдельных психологических особенностей, а своеобразием некоторой целостной структуры личности ребенка и наличием специфических для данного этапа тенденций развития. В этой связи она критикует появившиеся в то время публикации в сборниках «Психология младшего школьника» (1960) и «Психология личности и деятельности дошкольника» (1964). В них излагались возрастные особенности отдельных психических процессов и функций, но полностью отсутствовала попытка характеризовать их специфическую структуру и связь с особенностями личности детей соответствующего возраста. (Заметим в скобках, что этот недостаток присущ и многим современным пособиям по возрастной психологии: развитие познавательных процессов, интеллектуальное развитие и развитие личности на данном возрастном этапе фактически рассматриваются как изолированные или во всяком случае мало связанные между собой проблемы.)

    Отвечая на вопрос о том, какие тенденции и мотивы определяют развитие личности, Л.И. Божович возвращается к ключевому для ее концепции понятию внутренней позиции. «Именно внутренняя позиция, — пишет она, — т. е. система потребностей и стремлений ребенка, которая преломляет и опосредствует воздействия внешней среды, становится непосредственной движущей силой развития у него новых психических качеств» (Л.И. Божович, 1968, с. 176).

    Если это так, то необходимо раскрыть закономерности становления системы потребностей и стремлений. Сама логика исследования привела к необходимости сделать главный акцент на изучении мотивационно-потребностной сферы ребенка. Экспериментальные исследования сотрудников лаборатории Л.И. Божович подтвердили тезис об исключительной роли потребностей в воспитании ребенка, в его интеллектуальном и нравственном развитии.

    «Полноценное формирование человеческой личности, — писала Л.И. Божович, — решающим образом зависит от того, какие именно потребности приобретут форму самодвижения. » И далее: «Это положение следует особенно подчеркнуть, потому что в настоящее время в педагогике вообще не поставлена проблема воспитания потребностей: она не выдвигается в качестве специальной задачи воспитания. Нет такого раздела в учебниках педагогики, нет его и в программе воспитательной работы школы. Вследствие этого нет и хоть сколько-нибудь разработанной методики воспитания потребностей и мотивов» (Л.И. Божович, Л.В. Благонадежина, 1972, с. 34).

    Думается, что и сегодня сказанное весьма актуально. Анализируя широко известный факт, что по мере перехода в старшие классы у школьников падает интерес к учению, Л.И. Божович писала: «Начальное обучение не способствует развитию познавательной потребности. Оно дает мало возможностей для активной интеллектуальной деятельности, в основном загружая память детей, что формирует стремление к механическому запоминанию и серьезно тормозит развитие интереса к теоретическому содержанию учебного предмета» (Л.И. Божович, 1968, с. 256). В этой связи она высоко оценила экспериментальные программы обучения, созданные Д.Б. Элькониным и В.В. Давыдовым и направленные на развитие у учащихся исследовательского отношения к учебному материалу. Таким образом, в концепции Л.И. Божович отчетливо выступает взаимосвязь познавательного и личностного развития.

    Известна ее полемика по поводу понимания психологической сущности мотива с А.Н. Леонтьевым, который понимал под мотивом объект или предмет, который побуждает к деятельности. Нужно сказать, что и сегодня это идущее, по-видимому, от К. Левина понимание мотива имеет место. (Так, например, в «Кратком психологическом словаре» (1998) дается характеристика мотива как предмета.)

    Л.И. Божович делала главный акцент не на объектах, побуждающих к действию. Ее интересовали прежде всего внутренние побудители, т. е. субъективная сторона мотивации. Она относила к мотивам и чувство долга, и сознательно принятое намерение, и непосредственные желания ребенка.

    Разумеется, психологическая природа этих побудителей различна. Но это лишь подчеркивает необходимость понять сущность таких различий, выявить основные тенденции взаимодействия разных побудителей. Оригинальность исследований мотивации, проведенных под руководством Л.И. Божович, заключалась в том, что предметом изучения стала диалектика мотивационной сферы ребенка — возникновение и развитие мотивов, их изменение и расширение по возрастам, в то время как в предшествующих работах изучалось лишь влияние готового мотива на деятельность детей или на протекание их психических процессов. Упомянем в этой связи статью, написанную Л.И. Божович в соавторстве с Л.С. Славиной и Н.Г. Морозовой «Развитие мотивов учения у советских школьников». Авторы попытались ответить на как будто элементарный, но до сегодняшнего дня недостаточно изученный вопрос: «Что побуждает школьника учиться?» В данной работе впервые были выявлены и проанализированы две большие категории мотивов учения: широкие социальные и познавательные мотивы и их специфическое влияние на учебную деятельность ребенка.

    Одним из значимых результатов исследования мотивационной сферы детей стало открытие и описание феномена смыслового барьера, который возникает между ребенком и воспитателем и обычно является следствием недоучета или неправильного учета воспитателем мотивов поступка ребенка. Были описаны виды смыслового барьера и некоторые пути организации работы по его устранению. Открытие феномена смыслового барьера — характерное проявление направленности исследований Л.И. Божович на изучение внутреннего, субъективного мира личности в противоположность «механической педагогике» (термин С.Л. Рубинштейна), которая исходила из «постулата непосредственности», т. е. из представления о том, что воспитательные воздействия якобы непосредственно проецируются в ребенка.

    Специфически человеческим побудителем поведения и развития личности, отмечала Л.И. Божович, является самооценка. Изучение самооценки, осуществленное Е.И. Савонько (1972) на основе модифицированной экспериментальной методики Хоппе-Серебряковой, имело большое значение для последующих работ в данном направлении. Отметим в этой связи обобщающую экспериментально-теоретическую работу А.В. Захаровой «Генезис самооценки» (1998), в которой на большом экспериментальном материале было показано, что самооценка является центральным, ядерным образованием личности, через призму которого так или иначе преломляются все линии личностного развития. В исследовании выявлены и описаны структура самооценки, формы и уровни ее функционирования, а также особенности взаимодействия с другими психическими феноменами. А.В. Захарова обстоятельно проанализировала рефлексивность самооценки как важнейшую ее характеристику, выделила и описала особенности прогностической, ретроспективной, актуальной самооценок. В работе приведены данные многочисленных экспериментов по формированию самооценки у учащихся, показаны реальные изменения в самооценке, происходящие по мере их возрастного развития.

    Значимым аспектом личностной концепции Л.И. Божович было изучение аффективных переживаний детей и подростков. Начало этой работы было положено экспериментальным исследованием М.С. Неймарк (1963), а затем продолжено и углублено Л.С. Славиной. Книга Л.С. Славиной «Дети с аффективным поведением» (1966) выполнена своеобразным методом, который представляет собой постепенное проникновение в сущность психологического явления путем тщательного и всестороннего «взвешивания» фактов и «умного» наблюдения за жизнью и деятельностью ребенка. Данная работа является результатом длительного углубленного изучения так называемых «трудных детей», у которых возникли отрицательные аффективные переживания, выражающиеся в таких формах поведения, как повышенная обидчивость, упрямство, негативизм, замкнутость. В результате проведенной работы была подтверждена правильность выдвинутой автором гипотезы о механизме аффективных переживаний, суть которого заключается в расхождении между уровнем притязаний ребенка и его потребностью сохранить привычную самооценку. Причем подтверждение получено не на основе статистической обработки количественных данных, что обычно бывает связано с целым рядом сомнений, а на уровне практики — путем реального улучшения поведения ребенка и снятия у него аффективных переживаний. Показано, что успех может быть достигнут лишь в том случае, если педагог умеет найти дифференцированный подход к ребенку и устранить подлинную причину отрицательных аффективных переживаний. Работы Л.С. Славиной содержали в себе идеи, которые затем были подхвачены и развиты в исследованиях поэтапного формирования умственных действий, обучения методом учебной карты. Ее блестящие исследования аффективных и интеллектуально пассивных детей до сих пор не оценены в должной мере.

    Пожалуй, наиболее фундаментальной в концепции Л.И. Божович является проблема направленности личности. Рассматривая личность не как совокупность свойств и качеств, а как целостную и развивающуюся структуру, Л.И. Божович не могла удовлетвориться экспериментальным изучением отдельных образований (самооценка, аффект неадекватности) и качеств личности (организованность, дисциплинированность). Характеризуя направленность как иерархическую систему внутренних побудителей поведения, она считала именно этот феномен основой структуры личности. Выдвижение на первый план проблемы направленности позволило реализовать исходный принцип — рассматривать каждое отдельное свойство в аспекте личности в целом (Л.И. Божович, 1968).

    Проблема направленности личности и ее устойчивости получила дальнейшую конкретизацию в исследованиях сотрудников Л.И. Божович. Под устойчивостью личности понимался такой уровень сформированности личности, на котором человек приобретает способность сохранять в различных условиях свои личностные позиции, обладать определенным иммунитетом по отношению к внешним воздействиям — чуждым ему личностным установкам, взглядам и убеждениям. Была показана роль содержательной стороны мотивации в формировании устойчивости личности, ее обусловленность спецификой доминирующего мотива: оказалось, что стремление любыми средствами добиться сиюминутного благополучия («ситуационный эгоизм») — психологическая почва для возникновения неустойчивости личности, свойственной как многим «трудным» подросткам, так и малолетним правонарушителям.

    Г.Г. Бочкаревой и М.А. Алемаскиным (1968) было проведено изучение группы школьников, для которых по мере взросления становилась все более характерна эгоистическая мотивация. В ходе исследования выявилось как будто парадоксальное обстоятельство: эти школьники были активистами-общественниками, т. е. активными участниками той деятельности, которая должна быть направлена на реализацию коллективных целей. Причина этого парадокса — в отсутствии подлинной демократии в деятельности школьных общественных организаций, в убеждении, имеющем прочность предрассудка, будто само непосредственное участие в общественной деятельности (а вернее сказать, в «мероприятиях») приведет к формированию нужных качеств личности. Таким образом было показано, что так называемая «номенклатурная психология» зарождается еще в школе. В данном исследовании было обосновано положение о психологической устойчивости личности, в основе которой лежит механизм ориентации поведения на «отдаленные цели», выходящие не только за пределы данной наличной ситуации, но и за пределы узколичных интересов. В результате исследования были выделены уровни сформированности устойчивости личности и проанализированы иерархии потребностей, присущих каждому из этих уровней.

    В лаборатории Л.И. Божович и при ее непосредственном участии впервые в отечественной психологии были разработаны и реализованы экспериментальные методики изучения направленности личности. Ведущая личностная характеристика стала предметом количественного анализа с использованием статистических приемов обработки экспериментального материала. Одна из методик была предложена М.С. Неймарк. При ее разработке был использован известный в психологии факт: изменение мотива деятельности непроизвольно влияет на такие показатели деятельности, как скорость реакции, точность восприятия. Оказалось возможным, задавая определенный мотив, измерять его интенсивность и относительную значимость по объективным показателям деятельности, которую выполнял испытуемый. Используя данный метод в сочетании с монографическим изучением отдельных школьников, М.С. Неймарк дала обстоятельный анализ психологических особенностей подростков с разной направленностью личности. Результаты исследования подтвердили гипотезу о том, что направленность личности является центральным образованием в характеристике мотивационной сферы, она структурирует и организует мотивы и потребности личности. С помощью этой методики было также проведено исследование влияния направленности личности на проявления аффекта неадекватности у подростков (М.С. Неймарк, 1961, 1963).

    Труды Л.И. Божович содержат множество конструктивных идей и подхо­дов, значимых для современной психологии. Среди них — положение о внут­ренней позиции и ее роли в личностном развитии ребенка, психологические разработки феноменов направленности и устойчивости личности, обстоятель­ный анализ этапов формирования личности в онтогенезе. Вся направленность ее мировоззрения и концепции личности очень созвучна современной психо­логии личности. Л.И. Божович отстаивала «психологический суверенитет» личности, ее эмансипированность от социального давления, выступала против превращения человека в «винтик» социальной машины, за его право быть не только преобразователем окружающей среды, но и творцом самого себя.

    Божович о самооценке