Любовь определение в психологии

Определение любви: что это такое, и какой она бывает?

Как же можно объяснить с точки зрения химии и физики столь важное биологическое явление, как первая любовь? (Альберт Эйнштейн)

Во время ставшего уже любимым праздника всех влюбленных – Дня святого Валентина – так хочется поговорить о любви! И раз уж вы заглянули в эту рубрику – значит, девушка вы серьезная; вот и давайте поговорим о любви серьезно. Можно ли по-настоящему определить, что такое любовь? Так, чтобы сказать – и сразу все четко встало на свои места, все стало ясно и понятно. Сразу скажем, что найти единое определение любви у нас вряд ли получится. Истинный и глубинный смысл любви очень тяжело передать словами. Человеческая любовь – это бесконечная история в открытой книге жизненного опыта. Можно попробовать посмотреть с научной точки зрения, что такое любовь: определение ей пытались дать философы и психологи, химики и филологи, даже математики пытались рассчитать формулу любви. Дать точное определение, что такое любовь, не смогла ни одна наука, ведь каждая из них изучает только один какой-то аспект этого явления. А любовь – это многогранное чувство, которое объединяет физические, умственные, эмоциональные и духовные проявления у человека.

Попытку дать точное определение, что такое любовь, делали все художники и поэты во все времена. У всех получалось по-разному. Каждый из нас точно знает, когда любит, что это любовь. И все же это чувство остается для всех загадкой во всех отношениях. Дать окончательное определение любви пока не смог никто. Те ученые, которые сумеют найти точную формулировку, сделают большой вклад в наш мир и общество. А пока точнее всех определили сущность разных типов любви только древние греки. Но – обо всем по порядку!

Заглянем в словарь

Начнем с самого доступного – посмотрим, какое определение этому чувству дается в разных словарях. Итак, любовь (и все, что с ней связано) – это:

  • Сильное сердечное чувство, глубокое эмоциональное влечение. «Любовь с первого взгляда», «Муки любви».
  • Сильные положительные эмоции, удовольствие. «Он любит свою работу», «Я люблю готовить».
  • Обозначение душевной близости, нежного отношения. «Любимый муж»
  • Любой объект теплой привязанности или преданности. «Театр был её настоящей любовью», «Я люблю французскую кухню».
  • Глубокое чувство сексуального желания, притяжения. «Она была его первой любовью», «Она любит своего мужа».
  • Половой акт. «Они занимались любовью», «У него несколько месяцев не было любви».
  • Это далеко не все определения любви. Их может быть очень много, потому что в современном мире употребление этого слова слегка искажено, а местами и совсем извращено. Например, в некоторых странах никто никогда не сказал бы: «Я люблю яблоко!» Там существуют более подходящие для такой ситуации слова. Не сказали бы так и древние греки.

    Четыре типа любви по-гречески

    Древние греки разделяли любовь на четыре основных типа: агапэ, эрос, филиа и сторгэ.

    • Агапэ – любовь-сострадание. Высший тип любви. Это безусловная любовь с самыми глубокими чувствами, когда любящий человек отдает всего себя, не ожидая ничего взамен. Такая любовь – для другого и ради другого, она полна самоотречения и жертвенности. Все мировые религии считают такую любовь высшим земным чувством человека.
    • Эрос – страстная любовь. В основе ее лежит, конечно, сексуальная страсть, но страсть может быть не только телесной, но и духовной (например, бывают страстные любители футбола). Эрос – это восторженная, бурная влюбленность, но страсть здесь пылает не столько для другого, сколько для себя, в ней очень много эгоцентризма. (Кстати, вам не кажется, что именно бог страстной любви Эрос придумал фразу «заниматься любовью»?)
    • Филиа – сыновья любовь, любовь-дружба (как между родителями и детьми). Это более спокойное, более духовное чувство. Здесь любовь проявляется через лояльность по отношению к семье, друзьям и обществу; как правило, при филиа происходит совместное использование духовных ресурсов при взаимном ожидании чего-то взамен. В учении Платона о любви филиа возводится на высшую ступень. Ну, Платону виднее!
    • Сторгэ – супружеская любовь, любовь-нежность, которая является следствием взаимной привязанности. Она полна внимания любящих людей друг к другу.
    • Позже стали выделять и другие разновидности типов любви. Среди них есть один интересный тип, о котором стоило бы упомянуть: Маниа – любовь-безумие, любовь-одержимость (греческое слово «маниа» означало безумие, влечение, страсть). Эта любовь базируется на длительном эмоциональном экстазе, одержимости чувствами, переоценке значимости этой любви. Безумие от богов – так называли греки эту любовь. Симптомы такой любви увековечили Платон и Сафо – сердечный жар, потеря сна и интереса к еде, смятение и боль мятущейся души.

      Интересно, что после греков очень долгое время никто толком и не пытался исследовать любовь. И только в двадцатом веке психологи и представители других наук обратили свое внимание на пробелы в этой области знаний. И попытались их восполнить.

      Точка зрения антропологии на любовь

      Профессор антропологии доктор Хелен Фишер (США) занималась изучением природы этого чувства более тридцати двух лет. Не так давно она издала книгу «Почему мы любим: природа и химия романтической любви». Вот так вот. На молекулы разложила! И к какому же выводу она пришла? Фишер считает, что любовь может быть разделена на три составляющих: вожделение, романтика и привязанность. Эти три составляющих могут происходить в любом порядке и в любой комбинации. Вы можете влюбиться в кого-то до того, как станете с ним спать. Можете быть глубоко привязанной к кому-то, а потом полюбить. А можете сначала иметь сексуальные отношения, потом влюбиться, а позже сильно привязаться к этому человеку.

      Итак, похоть, вожделение… Жажда сексуального удовлетворения, которую может почувствовать человек, заставляет его действовать. Влюбившись, он сосредотачивает все внимание на объекте своих чувств, одержимо думает только о нем. Он не только жаждет обладать любимым человеком; он получает высокую мотивацию, чтобы завоевать этого человека. Возможно, это покажется нелогичным, но когда дела обстоят совсем плохо, притяжение к отвергающей стороне только усиливается. В этом состоянии мозг управляется дофамином – гормоном «предвкушения счастья», и отверженный влюбленный усиленно продолжает свои попытки добиться взаимности.

      Романтическая любовь является гораздо более мощным стимулятором нервной системы, чем сексуальное влечение. Во всем мире, в любом уголке земного шара люди живут ради любви, совершают поступки ради любви, умирают сами или убивают других ради любви. О любви поют песни, рисуют картины, снимают кино. Любовь порой превращается в помешательство, которое способно принести и радость, и боль одновременно. И все это время в мозгу влюбленного человека происходят химические реакции, которые и управляют этим процессом. И длительность этих реакций не бесконечна. Романтической любви предназначено быть временной, иначе люди не выдерживали бы такого напряжения и умирали от нервного истощения, или попадали бы на лечение в психиатрические клиники. Романтическая любовь призвана сфокусировать внимание пары друг на друге, чтобы стимулировать размножение. Но как только рождается ребенок, включается механизм, который помогает вместе растить малыша – появляется чувство привязанности.

      Привязанность дает ощущение спокойствия и безопасности. Это, в отличие от романтической любви, долгосрочное чувство, и продлиться оно может до самой смерти партнеров. Здесь «замешаны» уже совсем другие гормоны – вазопрессин и окситоцин, которые ответственны за чувство спокойствия и даже за чувство единения после полового акта. Доказано, что окситоцин делает мужчин более восприимчивым к положительно окрашенным словам. Так что, стоит взять на заметку: когда вы сидите рядышком, держась за руки, или когда вы делаете мужу массаж, или смотрите ему в глаза, ласково говоря ему, какой он хороший, — вы тем самым способствуете выработке окситоцина в мозгу любимого. А окситоцин тут же начинает воздействовать на мозг суженого, и вот уже из него веревки можно вить… Химия! Мы вот в большинстве своем всё шумим, кулаком по столу стучим, требуем чего-то; а ласковые жены не только мусор сами не выносят, но и в шубках щеголяют. Так-то!

      А теперь о любви с точки зрения психологии

      Психологи склонны выделять в любви три аспекта:

      1. Страсть. В основе страсти лежит возбуждение, физическое влечение, сексуальное поведение. Это физическая сторона любви.
      2. Близость. Это эмоциональный аспект любви — близость, единение, тепло дружбы.
      3. Обязательства. Моральная сторона любви. Это означает готовность пары решать все проблемы вместе.
      4. Существует множество комбинаций, которые становятся характерными для той или иной любви. Есть страсть и дружба, но очень мало обязательств? Тогда это «страстная любовь». Вы вроде вместе, но не чувствуете страсть или дружеское тепло? Это «пустая», бесперспективная любовь. Вообще, вариантов может быть много. Конечно, любая из нас хотела бы иметь настоящую любовь с «полным пакетом»: со страстью, близостью и обязательствами. Это, конечно, идеал, но не стоит безоговорочно ратовать только за него. В нашей жизни большую роль играют компромиссы. А гоняясь за идеалом, можно упустить свое счастье.

        Ну вот, вроде все просто и понятно. Но как узнать настоящую любовь? Как не принять за нее простую влюбленность, увлечение или банальную похоть? Давайте попробуем вывести свое, женское определение настоящей любви.

        Любовь – это когда хочется делать для человека что-то хорошее. Просто так. И тебе хорошо только от того, что получилось сделать что-то приятное и полезное для него.

        Любовь – это когда невозможно дышать, если его нет рядом. А как только он появляется в поле твоего зрения, в твоем животе как будто бабочки начинают танцевать!

        Любовь – это когда еда невкусная, веселые игры – неинтересные, ежедневные дела – бессмысленные… Единственное, что имеет смысл – это сидеть в кресле и глупо улыбаться, мечтая о нем.

        Любовь – это когда ты не можешь не думать о том, какой он необыкновенный, ни на кого непохожий, даже если ты… неимоверно зла на него!

        Любовь – это когда для него не существует никаких других женщин, кроме тебя. Ну, разве что еще его мама…

        Любовь – это когда навсегда. Только с ним. На всю жизнь. Настоящая любовь преодолеет все препятствия и выдержит испытание временем. И даже если такое не всегда возможно, каждая из нас предпочитает думать именно так. Как в сонете Шекспира:

        Любовь — уж не любовь,

        Когда меняет цвет в малейшем измененье

        И отлетает прочь при первом охлажденье.

        Ну а чтобы вы в мечтах о настоящей любви совсем уж от земли не оторвались, мы хотим дать вам несколько советов.

        Советы и предупреждения

        • Вы не сможете любить других, пока не научитесь любить себя.
        • Не забывайте: если вы чувствуете любовь к кому-то, это вовсе не означает, что он тоже должен вас любить.
        • Не стоит влюбляться в человека, который непостоянен в своих чувствах – то горяч, то холоден. Такой человек заставит вас плакать гораздо чаще, чем улыбаться. Найдите в себе силы положить этому конец; вы еще найдете более достойного человека, способного на здоровые отношения.
        • Помните о том, что у любви есть разные «уровни». Два человека, которые любят друг друга, имеют право на выбор, какими именно будут их отношения. Но любовь сама по себе — не выбор: вы не можете решать, с какой силой вы будете любить.
        • Иногда безоглядная любовь порабощает. Не пытайтесь отдать свою жизнь на алтарь служения любимому человеку. Не теряйте себя, полностью растворяясь в нем. Лучше становитесь еще лучше ради любимого, развивайтесь, узнавайте что-то новое для себя. Пусть ему будет интересно с вами! Безусловная любовь не означает, что только вы должны заботиться о любимом человеке. Она означает, что вы должны сбалансировать ваши отношения таким образом, чтобы и ваша жизнь изменилась к лучшему.
        • Рискнем заявить, что по-настоящему любят тогда, когда любовь не только берут, но и дают ее. Неважно, как много любви вы даете кому-то, важно, чтобы он всегда хотел отдать вам еще больше.
        • Это еще не любовь, если о ней только говорят. Чтобы выразить любовь, недостаточно сказать «я тебя люблю»; лучше открывать свою любовь не словами, а делами и поступками. «Действия говорят громче, чем слова», — утверждает восточная поговорка. Действия влияют на чувства больше, чем разговоры. Даже если кто-то просто помахал вам рукой, искренне улыбнувшись при этом, это способно заставить ваше сердце екнуть и бешено заколотиться.

        Прошли столетия, но люди пока так и не смогли дать точное определение этому чувству. Быть может, потому, что для разных людей любовь бывает разная? Для кого-то это страдание, а для кого-то – крылья за спиной; для кого-то любовь – возможность самовыражения, а для кого-то – тихий семейный уют. Любовь приносит счастье, любовь может стать причиной горя. Она может привести даже к войне! Но в одном любовь неизменна – она вечна, и она заставляет человека быть человеком!

        Что такое любовь определение вечного чувства в системно-векторной психологии

        Каждый человек наверняка не раз задавался вопросом что же такое любовь и какой она бывает.

        Все ли люди могут и умеют любить и почему одни люди бывают очень эмоциональными в проявлении любви, а другие нет.

        В чем разница понятий психология любви у женщин и мужчин?

        Когда –то психология любви и отношений между мужчиной и женщиной было описано в книге Джона Грея «Мужчины с Марса, женщины с Венеры», но был ли прав автор утверждая, что каждый мужчина воин, каждая женщина богиня любви?

        Посетив тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана, Вы сможете узнать почему разные люди любят по-разному. Здесь же коротко о том, что такое любовь в зрительном и звуковом векторе.

        Психология земной любви

        С точки зрения системно-векторной психологии только люди со зрительным вектором способны любить в общепринятом смысле слова.

        Даже смысл своей земной жизни каждый зрительник видит в любви. Так происходит потому, что в потенциале зрительный человек способен создавать самую глубокую эмоциональную связь с объектом своих чувств.

        В детстве он чувствует глубокую привязанность к маме или любимой игрушке, в более взрослом возрасте именно человек со зрительным вектором способен ощущать всем сердцем невероятное счастье и эйфорию от наполнения первой любовью. В таком эмоциональном состоянии, первая любовь кажется зрительной девочке самым невероятным счастьем.

        Испытывая любовь к мужчине, зрительная женщина готова всем сердем полюбить не только его и его родных, но и его нацию, язык и землю, на которой он был рожден.

        Также в развитом состоянии именно зрительная женщина больше всех способна сострадать. Часто зрительные женщины становятся сестрами милосердия, волонтерами и помощницами в домах пристарелых.

        Мужчины со зрительным вектором тоже умеют любить. Самыми развитыми чувствами в зрении обладают анально-зрительные мужчины. О них здесь.

        Но бывают случаи, когда зрительные женщины и мужчины не могут любить. В чем причина таких состояний и как снова научиться любить Вы можете узнать здесь.

        Также на тренинге можно узнать о причинах длительной любовной зависимости и научится отпускать старые отношения.

        Психология отношений любовь небесная

        Но как же так спросите Вы, неужели люди с другими векторами не умеют любить?

        У них действительно есть определенные чувства, но эмоциональная связь у них не настолько глубока как у зрительников. Ведь у всех людей есть глаза, но глаза, которые могут различать до 400 оттенков цветов, есть только у людей со зрительным вектором. Также и способность чувствовать у зрительников глубже, чем у других людей.

        У людей со звуковым вектром иногда бывает другая любовь. Она безмолвна и объект любви даже может не знать о всей серьезности чувств человека со звуковым вектором. Звуковая женщина может долгое время любить мужчину на расстоянии и не выказывать своих чувств на людях, но внутри у нее будут бушевать ураганы и бури. Внешне у нее на лице это может никак не отражаться.

        Так как звуковая женщина часто осознано или безсознательно увлекаются поисками ответов на вечные вопросы о смысле жизни и предназначении своей роли в этом мире, то и любовь у нее особенная. Это совсем не земная, а другая абстрактная связь. Звуковая женщина ищет путь познания и связь с творцом мироздания, поэтому она часто делает бессознательный перенос своих чувств с творца на творение, то есть мужчину. Поскольку для такой абстрактной любви чужд физический контакт, то звуковая женщина никогда не говорит о своей любви. Ей бывает достаточно того, что она просто молчит рядом со своим мужчиной. У мужчины подобный перенос случается реже, но все же бывает.

        Больше о зрительной и звуковой любви Вы сможете узнать на тренинге по системно векторной психологии Юрия Бурлана. Вводные лекции

        Любовь определение в психологии


        Любовь с точи зрения науки

        Ученые смогли найти объяснение тому факту, что влюбленные люди часто совершают иррациональные поступки, которые с точки зрения здравого смысла кажутся абсолютно бессмысленными. Так, неврологи при помощи новой технологии сканирования человеческого мозга выявили невероятные образы, рождающиеся во время влюбленности. Спроецировав химические реакции, которые происходят в организме влюбленного человека, ученые обнаружили, что некоторые участки мозга становятся чрезвычайно активными, а некоторые — наоборот, отключаются. Так, когда человек влюбляется, отключается лобная кора, которая ответственна за принятие решений. Кроме того, дезактивируется область мозга, которая управляет страхом и отрицательными эмоциями, поэтому влюбленные в большинстве своем чувствуют себя счастливыми и не опасаются возможных негативных событий.
        В философии, любовь — это стремление друг к другу, предполагающее в своем существовании уважение друг друга и даже способствующее этому. Древнеиндийские веды и древнегреческая философия расценивают в этом смысле любовь как космический принцип, посредством которого усмиряется и объединяется Вселенная. Перенесенная на человека, любовь означает, с одной стороны, телесно-душевный принцип продолжения рода, с другой стороны, душевно-духовный принцип, свободной от всякого желания обладания.
        В этическом словаре мы находим, что любовь — это «добродетель личности в отношении к другой личности, представляющая собой частичку ценности личности любящего, направленная на ценность личности любимого, преданность ему. Любящий дает любимому. новое измерение своей сущности – быть «для негo» (в то время как обычно он — только бытие «в себе»). Личная любовь является для личности дополнением к его ценности, приданием смысла его бытию.
        С точки зрения психологии, А. В. Петровский определяет любовь как интенсивное, напряженное и относительно устойчивое чувство, физически обусловленное сексуальными потребностями и выражающееся в стремлении быть с максимальной полнотой представленным своими личностно-значимыми чертами в жизни другого так, чтобы пробуждать в нем ответное стремление той же интенсивности, напряженности и устойчивости.
        Р. Стернберг полагает, что любовь имеет три составляющих:
        Первая – это интимность, чувство близости, которое проявляется в любовных отношениях. Любящие люди чувствуют себя связанными друг с другом. Нам хочется сделать жизнь любимых людей лучше. Мы искренне им симпатизируем и находимся на верху блаженства, когда они рядом с нами. Мы рассчитываем, что они поддержат нас в трудную минуту, и стараемся показать им, что всегда готовы сделать то же самое. У нас общие интересы и занятия, мы делимся с ними своими вещами, мыслями и чувствами.
        Вторая составляющая любви в теории Р. Стернберга – страсть. Страсть приводит к сексуальному влечению и продолжению рода.
        Третья компонента – решение / обязательство. Эта составляющая имеет долговременный и кратковременный аспекты. Кратковременный аспект проявляется в решении о том, что конкретный человек любит другого. Долговременный аспект – обязательство сохранять эту любовь.

        Результаты сочетания компонент любви по Р. Стенбергу

        Статьи о психологии

        Психология любви
        Трактат о большой и светлой любви · 8 августа 2010 г.

        Пришло время для очередной провокационной темы. Рассуждать о любви с серьезным видом значило бы поддаться всеобщему помешательству на дырке от бублика, поэтому добавим-ка мы в наш разговор немного перца и иронии. Поговорим о любви и попробуем разобраться, что это за хрень такая, и почему от нее столько проблем в жизни.

        В свое время подобная тема уже рассматривалась, но там речь шла о дружбе, и вывод был такой: бывает хорошее отношение к человеку, бывает симпатия, бывает уважение, а бывает такая абстрактная и наивно возвышенная категория — «дружба», которая есть ни что иное, как невротическая взаимовыручка двух инфантильностей.

        Разумеется, слова можно использовать по-разному, и дружбой можно назвать как раз те самые адекватные отношения, построенные на взаимной симпатии и уважении — тогда спорить будет не о чем. Но если говорить о том, какого типа отношения называют дружбой на практике, то на первое место там обычно выходит именно невротическая зависимость. Так что давайте не будем спорить о смысле слов и попробуем разобраться в сущности интересующего нас вопроса.

        Про любовь можно было бы сказать то же самое, что и про дружбу, и это было бы совершенно точно, но если только на этом мы и остановимся, то тема, как говорится, будет не раскрыта. Любовь и вера в нее — явление более сложное, как раз из-за того самого всеобщего помешательства. Про дружбу нам втирают много, но вот любовью прямо-таки промывают мозги. Телевизор, печатные издания, интернет, тусовки и посиделки — везде одни и те же стенания о любви в различных ее формах и позах.

        Фактически ситуация такова, что вопрос любви по важности своей равен вопросу о смысле жизни, а для многих — тождественен ему. Прожить жизнь и не любить, прожить жизнь и не быть любимым… это ли не самый страшный кошмар современного человека?

        Формула любви

        В психологии есть такой принцип: чем больше ожиданий по поводу какого-то события, тем выше вероятность сокрушительного разочарования. Больше ждешь — меньше получаешь, меньше ждешь — больше получаешь. Принцип железобетонный, никаких исключений.

        Так получается потому, что реальность непредсказуема и никак не хочет помещаться в прокрустово ложе умственных представлений о том, «как это будет». И чем более навороченные представления о будущем мы строим, тем сложнее реальности в них вписаться, а стало быть и вероятность расшибить лоб в столкновении с суровой правдой жизни выше. И наоборот, чем меньше планов и фантазий, тем скорее реальность окажется краше всяких ожиданий.

        Так вот, одна из главных проблем с любовью как раз в том и состоит, что ожидания изначально чертовски велики, ведь, любовь — это же ого-го какая важная штука! Любви ждут всю жизнь, с каждым очередным провалом накручивая на нее все новые и новые ожидания, мол, в следующий-то раз все точно будет как в сказке. Затем случаются новые отношения, и кажется, что вот она — любовь, но проходит время и грубая реальность в очередной раз бьет лопатой по спине.

        Умный человек бы оглянулся, сложил бы два плюс два и сделал правильные выводы насчет ошибочности своих ожиданий, но почему-то чаще получается иначе. Чаще все заканчивается обвинениями другого человека в том, что он некачественно любит или плохо справляется со своими обязанностями, — ведь, так куда проще, чем признать свою ответственность за ложные ожидания и необоснованные требования. Проще говоря, ожидания в отношении любви сильно завышены, и нужно с этим что-то делать. Восторженно романтические представления о любви не дают увидеть простоты и естественности этого чувства.

        «Чувство любви» — это только фигура речи такая. Никакого чувства любви не существует. А если кто-то твердо верит, что у него внутри есть специальная лампочка, которая загорается, когда симпатия перерастает в любовь, то так ему и надо — с отношениями у таких людей все не очень-то удачно складывается, может, и вымрут когда-нибудь сами собой.

        Бывает симпатия, бывает уважение, страсть точно бывает, а никакой любви нет. Любовью у нас называют комплекс более-менее простых душевных переживаний, в основном, невротического характера. «Я помешался, значит, я люблю» — вот современная формула любви.

        Любимый свитер

        Говорят, что любить нужно уметь, и что не всякий на это чувство способен… Брехня все это! Если не подменять понятия и зрить в корень, то никакой науки не требуется. О неспособности любить больше всего ноют манипуляторы, использующие тему любви, как рычаг психологического воздействия. Любить способны все — это не сложнее, чем дышать. Достаточно лишь внимательно взглянуть на свои житейские симпатии и антипатии, чтобы понять, как легко и непринужденно мы любим свои вещи, и… как совершенно не способны любить даже самых близких людей.

        Конечно же, любить неодушевленные предметы проще. Кто бы спорил — с них взятки гладки. От любимого свитера не требуется ответных чувств — он на них не способен, но мы от этого почему-то никак не страдаем. Мы его любим таким, какой он есть, просто уже за то, что он у нас есть, и за то, как в нем тепло и уютно. Но как только речь заходит о любви к человеку, так сразу же начинаются какие-то претензии. Свитер нам за нашу любовь ничего не должен, а человек должен — он же человек, должен понимать! Странная штука в итоге получается — к любимым вещам мы относимся лучше и бережнее, чем к своим близким.

        А как мы относимся к недостаткам своих вещей? Мы не злимся и не обижаемся, а любимую одежду занашиваем до дыр и все равно продолжаем ее любить. В отношении неодушевленных предметов гораздо проще ощутить ту самую спокойную и безусловную любовь, которую все тщатся найти в отношениях с человеком. Все мы способны любить, но в самый ответственный момент эта наша способность дает сбой, потому что в других людях мы видим не «вещь в себе», а расходный материал для своего психологического произвола. Нам мало того, чтобы любимый человек был рядом — мы хотим еще, чтобы ради нас он исправил свои недостатки, иначе мы его разлюбим.

        Мы хотим, чтобы кто-то извне принял нас со всеми потрохами и дал нам поверить, что мы имеем право на свои кубометры пространства в этой жизни. Мы не любим себя, не умеем сами себя принимать, и поэтому не способны спокойно и целостно принимать другого человека. Наша любовь срабатывает только в простых случаях любви к неодушевленным предметам, где недовольство собой не может быть перенесено на объект нашей любви.

        Именно недовольство собой создает недовольство другими людьми. Неспособность признать и принять свои недостатки, как некую данность, не дает нам возможности увидеть эту самую данность в другом человеке. Мы видим недостатки в другом человеке и виним его за них точно так же, как виним себя за свои. А не было бы этой внутренней вины, так и другого человека мы бы воспринимали совершенно иначе — смотрели бы на него точно тем же светящимся взором, которым мы смотрим на любимые вещи.

        Любить другого человека можно только примирившись с собой или, хотя бы, не позволяя себе переносить на него свои внутренние проблемы. Никто нам ничего не должен за наше хорошее отношение — это наш выбор, любить или не любить, заботиться или нет, и если это не находит отклика с другой стороны, это еще не повод для обид. Любить или быть любимым — не значит владеть.

        В случае любимых вещей все просто — они нам нравятся, и все. Нам не нужно выяснять с ними отношения и требовать каких-то клятв и признаний. Мы рады тому, что они у нас есть, но никак от них не зависим. Мы привязываемся к ним и неизбежно расстраиваемся, когда теряем, но мы не сходим от этого с ума — как бы горько нам ни было, мы живем дальше, обзаводимся другими вещами и с той же искренностью любим теперь их. Мы не сводим весь смысл жизни к своим вещам, и поэтому с их потерей наш мир не раскалывается на части. Случаи откровенной патологии мы не рассматриваем, так что не надо спорить.

        В отношении любимых вещей естественным образом сохраняется та самая психологическая дистанция, которую в отношениях с человеком приходится устанавливать сознательно своим волевым усилием. Вещи можно любить, но на них сложно помешаться. А вот в человека мы вляпываемся, втрескиваемся, проваливаемся и растворяемся — и это уже как раз патология.

        А как на счет верности? Обязаны ли мы хранить верность одному свитеру и отказывать в любви другим? Мы, конечно, можем сыграть в игру и дать обет верности — износить свитер до последней нитки, прежде чем поменять его на другой. Но есть ли в этом смысл? В чем принципиальное отличие любимого свитера от всех прочих? В том, что в данный момент времени он нам нравится больше всех остальных, и мы к нему возвращаемся раз за разом не потому, что дали обет, а потому что с ним нам лучше, чем с другими. Разве нужны здесь какие-то клятвы и обещания?

        И даже если оказывается, что любимых свитера не один и не два, — разве мы должны испытывать по этому поводу какие-то моральные страдания? Никто ведь здесь от нас не требует моногамии, никто нас не упрекает в измене. В одном свитере хорошо на лыжах кататься, в другом телек смотреть зимним вечером. И что теперь, волосы на себе рвать?

        Мораль, требующая любить и хранить верность кому-то одному, защищает невроз этого самого «одного». Никакой другой ценности в подобной морали нет. Поймать человека, посадить его на цепь и заставить его себя любить — вот чего хотят поборники супружеской верности. Терять чужую любовь больно лишь только по причине все той же нелюбви к самому себе, и мораль здесь, как всегда, встает на сторону униженных и оскорбленных — защищает слабых и осуждает сильных.

        Мы не обязаны хранить верность своим вещам, мы не прибиты к ним гвоздями их требований, но безо всякого внешнего или внутреннего принуждения возвращаемся к ним снова и снова. Мы свободны от них, и потому храним им верность — там где нет цепей, нет и желания их порвать. Настоящая верность — это не моральная категория, а необходимое следствие из принципа удовольствия — мы всегда возвращаемся туда, где нам хорошо, и никакие обеты для этого не нужны. Будет хорошо — будем возвращаться, перестанет быть хорошо — перестанем возвращаться. Нет в природе никакого другого закона «О верности».

        Но вот представьте, что у свитера появилась свободная воля и он захотел сменить хозяина под тем предлогом, что в другом месте ему будет лучше. Признайтесь, в душе тут же что-то всполошилось — «Да как он посмел?! Он мой!» Гордыня требует подчинения, ничтожество болезненно переживает удар по самооценке… а, ведь, речь о том же самом праве на свободу, которое мы только что с радостью признали за собой. Объект нашей любви имеет такое же полное право уйти туда, где ему лучше, но готовы ли мы за него, в таком случае, порадоваться и искренне пожелать всего хорошего?

        Любимый человек

        Если кому-то параллель между любовью к вещам и любовью к человеку кажется неправомочной, тот идет лесом просто не хочет отказываться от своего самообмана. Очень удобно считать, что любовь к человеку — это что-то принципиально иное. Можно столько всего себе нафантазировать, можно с таким удовольствием страдать из-за отсутствия «настоящей любви» в своей жизни, а уж с какой выгодой можно менять свою «настоящую любовь» на всевозможные бытовые услуги и психологические поглаживания!

        Если уж говорить о «науке любить» и о том, что настоящая любовь — это нечто более сложное и возвышенное, чем обычная симпатия, то научитесь сначала любить человека хотя бы так же «примитивно», как вы любите свои вещи — безо всяких встречных обязательств, безо всякой зависимости, но с той же самоотдачей и искренней заботой. Получится — вот тогда и приходите порассуждать о природе истинной любви.

        А теперь представьте себе, что рядом с вами находится живой симпатичный вам человек, который относится к вам, как к любимому свитеру, в том смысле, который мы только что рассмотрели. Он вас любит спокойно и безо всякого помешательства. Ему хорошо в вашей компании и он ничего не требует взамен. Он бережет ваши отношения и искренне заботится о том, чтобы вам было хорошо, потому что тогда будет хорошо и ему рядом с вами. Не об этом ли празднике жизни вы всегда мечтали?

        А способны ли вы любить другого человека вот таким вот образом? Способны ли вы принять человека таким, какой он есть, со всеми его «дырками и потертостями»? Способны ли вы заботиться о другом человеке из соображений здорового эгоизма, не выставляя потом счет за свои услуги?

        Способны ли вы любить, сохраняя при этом свою целостность и независимость, не растворяясь в другом человеке? Или, быть может, вы того и ищете — этого самого растворения в друг друге? Может, вы любовью называете утрату личных границ, когда две одинокие и несчастные «половинки» наивно надеются стать единым полноценным целым? Если так, то у вас большие проблемы, которыми вы, однако, можете гордиться. Вся любовная лирика и половина творений мирового искусства созданы такими людьми — с подобной «тонкой» душевной организацией. Гордиться есть чем, но счастья это еще никому не принесло — одни только сладостные страдания.

        Никакой границы между простой симпатией и любовью нет — это все сплошные условности. Нет в природе ничего иного, кроме большей или меньшей симпатии одного человека к другому. А та любовь, о которой говорят все вокруг, от обычной симпатии отличается лишь страховочным контрактом на эксклюзивное пользование друг другом. Браки заключаются на небесах, да, но только по небесным законам, а не посредством ЗАГСов, красивых обещаний и договоров на право владения. Симпатия — это и есть «закон Божий», но в нем не расписаны права и обязанности сторон — это уже мухлеж закона человеческого.

        Естественная любовь

        Нет ничего смешнее признания в любви. Это ж просто обхохочешься! Если в нашей душевной организации не предусмотрено отдельного самостоятельного чувства под названием «Любовь», то что такое видит в себе человек, признающийся в этой самой любви? Следите за руками! Внутри он видит симпатию и навязчивую свою привязанность, вкупе со страхом возможной потери — видит, и делает логическое заключение о том, что все это вместе, наверное, и есть «любовь».

        Спросите его, что такое любовь, и он замнется — если хватит честности, он так и скажет, что внятного ответа у него нет. Но он вынужден оперировать этим понятием, потому как от него этого ждут и даже требуют — «Ну, когда он уже объявит о своих чувствах?!» Вот он и объявляет — чтобы не выглядеть идиотом, который единственный не знает, что такое любовь. А на самом-то деле, никто этого не знает! И особенно этого не знают те, кто свято в любовь верят.

        И вы ведь тоже думали об этом. Пытались ответить на этот вопрос? А что-нибудь кроме красивых поэтичных формулировок придумали в ответ? А если бы вас спросили, что такое голод, вы бы тоже в поэзию ударились? Нет, голод существует совершенно реально и вы отлично его знаете, поэтому легко его опишете и точно покажете пальцем, где вы его чувствуете. А про любовь вы не знаете ничего — и вовсе не потому, что никогда не были «голодны».

        Будучи еще незамутненными детьми вы любили весь мир вокруг, но это никогда не было самостоятельным чувством — вы просто принимали все вокруг, как восхитительную данность, не требующую каких-либо изменений. Но, даже если бы вы тогда знали это слово, вы бы не поняли, что это была любовь, потому что нечего было понимать. Тогда это было вашим естественным способом смотреть на вещи — полное приятие или полное отсутствие неприятия. Как дыхание — вдох-выдох, и никаких иллюзий по поводу того, что вдох лучше выдоха или наоборот.

        Любовь это не чувство — это режим восприятия, свойственный здоровому сознанию, и определить его можно только через отрицание, через то, чего в нем нет. Любовь — это восприятие, в котором отсутствует разделение на черное и белое. И это естественное состояние человека, которое, однако, практически у всех нас глубоко нарушено. Мы расколоты на черное и белое внутри и потому уже не способны видеть окружающий мир целостно. Восстановить внутреннюю целостность вполне возможно, но никак не путем игры в невротическую любовь, которая этот самый внутренний раскол только увеличивает.

        Так что все слова и признания в любви — это либо ложь, либо невроз, которым почему-то принято гордиться, вместо того, чтобы его лечить. Если и существует в жизни «настоящая любовь», то это естественная любовь — та самая, которую невозможно описать по той же причине, по которой невозможно укусить дырку от бублика. Отсутствие камня в ботинке — это не любовь, это просто отсутствие камня в ботинке.

        Поэтому, если до просветления вам еще далеко, не замахивайтесь на святое и не поминайте имя Господа всуе. Чем больше красивых слов, тем больше в них вранья и самообмана. Доверяйте своей чистой симпатии, следуйте ей и не требуйте большего от других людей. Погоня за призраками отнимает все силы и ничего не дает взамен. Остановитесь и оглянитесь — вас окружает прекрасный мир и прекрасные люди.

        Любовь с точки зрения психологии(Теории любви)

        Люди используют слово «любовь», как правило, даже не пытаясь понять, что оно означает. Многие даже считают, что чувство, выражаемое этим словом, не поддается никакому определению. Тем не менее, термин не может не иметь определения. В противном случае он не несет смысловой нагрузки и не может закрепиться в языке. Тот факт, что термин «любовь» наличествует не только в каком-то одном, но и во всех развитых языках свидетельствует о подразумеваемой под ним смысловой нагрузке, при чем, нагрузке, имеющей общечеловеческое значение. Сложность чувства, определяемого термином «любовь» привела к тому, что человечество до сих пор не имеет точного объяснения, что же это такое.
        Разными людьми, в разных культурах и в разное время это слово наделялось различным, порою, прямо противоположным смыслом. Это привело, в результате, к тому, что оно никакого смысла, фактически, не имеет. Для многих людей любовь – банальность, о которой полагается сказать перед сном. Для других это слово имеет смысл только в словосочетании «заниматься любовью».
        Психологи, хотя и склонны разглагольствовать о любви, в виду сложности задачи, часто обходят стороной ее определение. Однако некоторые из них, все же берут на себя смелость внести ясность в этот вопрос.

        Э. Фромм
        По мнению Э. Фромма, любовь это не обязательно отношение к определенному человеку; это установка, ориентация характера, которая задает отношения человека к миру вообще, а не только к одному «объекту» любви. Если человек любит только какого-то одного человека и безразличен к остальным ближним, его любовь это не любовь, а симбиотическая зависимость или преувеличенный эгоизм. Большинство людей все же уверены, что любовь зависит от объекта, а не способности. Они даже уверены, что это доказывает силу их любви, раз они не любят никого, кроме «любимого» человека. По мнению Э. Фромма здесь скрыто заблуждение, состоящее в смешении первоначального чувства влюбленности с перманентным пребыванием в любви. Эти люди не понимают, что любовь это активность, сила духа, и считают что, главное – это найти правильный объект, а дальше все пойдет само собой. Эту установку можно сравнивать с установкой человека, который хочет рисовать, но вместо того, чтобы учиться живописи, твердит, что он просто должен дождаться правильного объекта; и когда найдет его, то будет рисовать великолепно. Но если я действительно люблю какого-то человека, я люблю всех людей, я люблю мир, я люблю жизнь. Если я могу сказать кому-то «я люблю тебя», я должен быть способен сказать «я люблю в тебе все», «я люблю благодаря тебе весь мир, я люблю в тебе самого себя».
        «Помешательство» друг на друге, по мнению Э. Фромма не всегда является доказательством силы любви, скорее оно свидетельствует о степени предшествующего одиночества.
        «Половое влечение создает на краткий миг иллюзию единства, однако безлюбви это единство оставляет чужих такими же чужими друг другу, какими они были прежде. Иногда оно заставляет их стыдиться и даже ненавидеть друг друга, потому что когда иллюзия исчезает, они ощущают свою отчужденность еще сильнее, чем прежде.
        Любовь к кому-либо это не просто сильное чувство, – это решимость, это разумный выбор, это обещание. Если бы любовь была только чувством, то не было бы основания обещать любить друг друга вечно. Чувство приходит и уходит. Как я могу знать, что оно останется навечно, если мое действие не включает разумного выбора и решения?»
        Э. Фромм
        А. В. Петровский
        Любовь это интенсивное, напряженное и относительно устойчивое чувство, физически обусловленное сексуальными потребностями и выражающееся в стремлении быть с максимальной полнотой представленным своими личностно-значимыми чертами в жизни другого так, чтобы пробуждать в нем ответное стремление той же интенсивности, напряженности и устойчивости.

        Трехкомпонентная теория любви Стернберга
        Стерберг полагает, что любовь имеет три составляющих.
        Первая – это интимность, чувство близости, которое проявляется в любовных отношениях. Любящие люди чувствуют себя связанными друг с другом. Нам хочется сделать жизнь любимых людей лучше. Мы искренне им симпатизируем и находимся на верху блаженства, когда они рядом с нами. Мы рассчитываем, что они поддержат нас в трудную минуту, и стараемся показать им, что всегда готовы сделать то же самое. У нас общие интересы и занятия, мы делимся с ними своими вещами, мыслями и чувствами.
        Вторая составляющая любви в теории Стернберга – страсть. Страсть приводит к половому влечению и сексуальному возбуждению.
        Третья компонента – решение/обязательство. Эта составляющая имеет долговременный и кратковременный аспекты. Кратковременный аспект проявляется в решении о том, что конкретный человек любит другого. Долговременный аспект – обязательство сохранять эту любовь.

        Результаты сочетания компонент любви по Стенбергу
        Типы любви Интимность Страсть Решение/обязательство
        Симпатия ♥
        Страстная любовь ♥
        Придуманная любовь ♥
        Романтическая любовь ♥ ♥
        Любовь-товарищество ♥ ♥
        Слепая любовь ♥ ♥
        Совершенная любовь ♥ ♥ ♥

        Домыслы и реальность
        Приведенные точки зрения известных психологов, проливая свет на некоторые аспекты извечного вопроса любви, все же не дают на него исчерпывающего ответа и во многом отличаются почти детской наивностью.
        Утверждать, подобно Э. Фромму что, любовь не зависит от объекта – значит не знать, что такое любовь. Мы можем любить шоколад или море, но не можем любить дерьмо. Причина этого кроется в самом объекте – дерьме. Некоторые объекты оставляют нас безразличными или вызывают отрицательное отношение. Любовь зависит от объекта.
        Ощущение восхищения всем миром и любви ко всему миру – это только сиюминутное чувство, возникающее в моменты великой радости. Перманентное восхищение всем миром – огромным, противоречивым, отчасти совершенно недоступным и, поэтому, не способным вызывать каких-либо эмоций, от части откровенно враждебным – может сопровождать только умственно отсталых или психически нездоровых людей. Аналогично слюбовью ко всем людям: Христианская любовь и всепрощение – удел умалишенных (тут я приобрел парочку миллиардов противников). Разумный человек не может любить маньяка-убийцу или идеолога расового террора (любовь, как видно из вышеизложенного, зависит от объекта). Но для того чтобы уметь любить, нужно уметь любить, хотя бы, себя, нужно уметь любить жизнь и, уж конечно, нужно уметь любить человечество, частью которого является любящий и частью которого является объект его любви. Тот, кто не любит человечество, тот никого, кроме себя, не любит (если, конечно, он любит, хотя бы, себя). Его характер эгоистичен и, он стремится получить удовольствие только для себя. Он безответственно и, даже, потребительски относится к другим, поскольку люди (в крайнем проявлении эгоизма), из живых существ, обладающих побуждениями и чувствами, превращаются в неодушевленные объекты – средства к достижению цели. Любовь такого человека – это жажда обладания – жадность. Он любит владеть, и «любит» лишь настолько, насколько получает или надеется получить удовольствие от использования данной вещи. В лучшем случае, подобная «любовь» – это только страх перед одиночеством и она не выдерживает испытание разлукой. В худшем, это садизм. Одним из проявлений такой «любви» является ревность. Полное отсутствие ревности вряд ли возможно, поскольку в каждом человеке задатки эгоизма заложены природой с ее инстинктом сохранения, защиты собственной жизни, собственного имущества, как одного из жизненно-важных факторов, защиты собственного достоинства и чувств. Абсолютное отсутствие ревности может объясняться только безразличием или подсознательным желанием прекратить отношения. Зато высокий уровень ревности с очевидностью свидетельствует о жадности и является показателем того, насколько человека любят как вещь. Для того чтобы любить человека, как человека, человек должен быть достаточно альтруистичен. Должен уметь не только брать, но и давать. Должен уметь получать удовольствие от того что, дает, проявляя, тем самым, свою силу и жизнестойкость. Таким образом, чтобы любить, нужно быть сильным, но еще более важно, нужно быть достаточно альтруистичным и (в принципе), любить человечество. То есть для любви необходимо обладание некоторыми качествами, без которых человек не способен по настоящему любить

        Разумный выбор волевого акта, о котором говорит Э. Фромм, слишком похож на коммерческую сделку, чтобы быть включенным в концепцию любви.
        А. В. Петровский подошел к вопросу с другой стороны. В полном соответствии с советской традицией, он не пытается вскрыть внутреннее содержание, а описал лишь внешние проявления, доступные наблюдению со стороны. Но описывает предельно корректно и точно: Любовь – это действительно интенсивно… И, не при пуританах будь прочитано, любовь обусловлена сексуальными потребностями, если уж говорить о любвик противоположному полу, а именно о ней идет речь: любое отношение, в основе которого лежит противоположность пола обусловлено сексуальными потребностями. Одно из проявлений любви – стремление быть представленным личностно-значимыми чертами, стремление вызватьлюбовь к себе, такому, какой ты есть на самом деле или, по крайней мере, каким ты себя считаешь. Если же личностно-значимые черты скрываются или уступают место лжи, то это вовсе не любовь, а мошенничество, бессовестная эксплуатация чужого доверия. Таким образом, любовь предполагает искренность.
        Одной из ошибок Стернберга является разделение любви на типы (Любовь-товарищество и т. д.). Сами названия этих типов отдают какой-то детской наивностью. Но дело не столько в них, сколько в самом факте того что, любовь – высшее чувство из тех, что могут возникнуть между мужчиной и женщиной – смешивается со сходными по проявлению, но различными по смыслу чувствами. Ведь любить как друга, любить как сестру, как брата, как мать или ребенка, это совершенно не то, что скрывается под любовью к представителю противоположного пола.
        Второй, более существенной его ошибкой является «решение/обязательство». Фактически, этим тезисом утверждается что, человек все взвесит и (опять же, как и у Э. Фромма) решит: «Буду любить». Чувства подменяются действием. Вместо «любовь», появляется занятие любовью.
        Но проявленное Стернбергом стремление разложить сложное чувство на более простые составляющие – вполне разумно (хотя он в этом стремлении далеко не первый). Только так можно разобраться в столь сложном вопросе, разделив его на части, которые можно рассмотреть по отдельности. Проведя его анализ.

        Что же это такое?
        И так, мы имеем некоторое представление о свойствах любви (любви к представителю противоположного пола, любви между мужчиной и женщиной):
        1. Любовь зависит от объекта, но для нее необходимо обладание некоторыми качествами, без которых человек не способен по настоящему любить.
        2. Любовь обусловлена сексуальными потребностями.
        3. Любовь предполагает искренность.
        Осталось только определить, из чего она состоит, или, вернее, без чего ее не бывает.
        1. Поскольку любовь обусловлена сексуальными потребностями, то ее не бывает без страсти. Страсть, как высшее проявление сексуального
        влечения является необходимым компонентом любви. Причем, для того чтобы претендовать на элемент любви, страсть должна достигнуть такой силы, что любимый человек становится единственным источником полноценного сексуального удовлетворения – одна из причин, по которым по настоящему любящий человек не изменяет. Секс с другими становится безвкусным и не имеет никакой привлекательности. Любимый человек становится самым красивым, самым сексуальным, единственно-желанным. Люди неспособные испытывать страсть не способны и любить, уже хотя бы в силу того что, им недоступно восприятие человека как самого сексуального: сексуального для них вообще не существует ни самого, ни «не самого». Фригидные женщины, женщины, подавившие в себе сексуальные побуждения и возомнившие что, так они поднялись над животными инстинктами, а, на самом деле, только разрушившие свою психику, не способны любить.
        2. Любовь не бывает без дружбы. Дружбы окрепшей на общих взглядах, общих вкусах, общих целях (муж и жена – одна сатана). При чем, именно в отношениях между мужчиной и женщиной, за счет сексуального влечения, дружба может достичь своих максимальных высот. В настоящей любви дружба достигает интимности – чувства единства, при котором все личное становится общим, а общее личным. Человек радуется радостью другого и грустит, от того что, другому грустно. Это проявляется и в обычной дружбе, между представителями одного или разных полов, но именно в любви оно достигает такой силы. Любящий получает наслаждение от того что, видит другого, слышит его голос, вдыхает его запах, прикасается и чувствует прикосновение. В дружеских отношениях между представителями одного пола интимность не достигает такого развития, оно становится возможным именно благодаря наличию, кроме общих интересов, еще и сексуального влечения. Но прикосновения уже не служат частью сексуальной игры – это способ общения. Они заменяют слова, которые становятся, отчасти, излишними, передают чувства, как правило, скрытые от других, доступные пониманию только двоих. Дружеское отношение любящего порождает стремление сделать человека счастливым и не делать того, что могло бы вызвать его огорчение – вторая причина верности (измена воспринимается как предательство, а друзей не предают) – отдать ему самого себя, жить ради него, ведь именно его жизнь и его радость становятся источником счастья для того, кто любит. И тут не обязательно наличие взаимности: хотя негативное отношение к любящему, просто не даст развиться любви, взаимности не требуется для того чтобы искренне сочувствовать или искренне радоваться. Пусть даже человек избрал другого, но если двоих объединяет дружба, радость за него неизбежна. От любимого человека ожидается такое же отношение, поэтому, если нет повода для сомнений в его любви, не возникает и ревности. Ревность сменяется неограниченным доверием. Обоюдная любовь не бывает без доверия, являющегося компонентой настоящей дружбы.
        3. Любовь не бывает без уважения. Уважения к мыслям любимого, чувствам, его достоинству и авторитету. Уважения к интеллектуальным способностям человека и нравственным качествам. Уважения, доходящего до восхищения. К его словам прислушиваются, его мнение обязательно учитывается и является решающим. Любое, значимое для двоих, решение принимается только сообща. Это может вызвать некоторые сложности при расхождении во мнениях, но в любом случае, два истинных друга, два человека, уважающих друг друга и ищущих согласия, обязательно его найдут, уже хотя бы в силу того, что уважение не может дойти до восхищения без большой доли общности мнений, хотя бы по принципиальным вопросам. Подобно дружбе, уважение является гарантом преданности и доверия. Считая что, человек способен пасть до предательства и измены, невозможно им восхищаться. Как невозможно переступить в измене через достоинство человека, достоинство и чувства которого так высоко ценишь.
        В итоге, как утверждали еще древние индусы, любовь это влечение тела – страсть, влечение духа – дружба и влечение ума – уважение, собранные воедино, взаимодополняющие друг друга, а в некоторых ситуациях друг друга компенсирующие и подпитывающие, не дающие друг другу ослабнуть, достигшие такой силы и слиянности, что практически не могут существовать друг без друга и не могут быть друг от друга отделены.
        Многие сочтут, что так не бывает, но это означает, что они просто не способны по настоящему любить.

        Любовь определение в психологии