Коммуникативная эмоциональность это

Развитие эмоционально-коммуникативной сферы у детей дошкольного возраста

Одна из приоритетных целей современного образования – способствовать позитивной социализации и успешной интеграции ребенка (школьника, подростка, молодого человека) с обществом, формированию его активной и ответственной социальной позиции, возможности реализовать себя как личность, найти взаимопонимание и свое место среди других людей.

По моему убеждению, один из путей достижения этой цели – всемерное развитие коммуникативного потенциала детей, воспитание коммуникативности и толерантности как качеств личности, востребованных обществом.

Формирование эмоций, коррекция недостатков эмоциональной и коммуникативной сфер должны рассматриваться в качестве одной из наиболее важных задач воспитания.

В процессе развития происходят изменения в эмоциональной сфере ребенка. Меняются его взгляды на мир и отношения с окружающими. Способность ребенка сознавать и контролировать свои эмоции возрастает. Но сама по себе эмоциональная сфера качественно не развивается. Ее необходимо развивать.

То, что писал Л.С. Выготский о феномене “засушенное сердце” (отсутствие чувства), не потеряло актуальности и в наше время, когда помимо соответствующей направленности воспитания и обучения, “обесчувствованию” способствует технологизация жизни, в которой участвует ребенок.

Замыкаясь на телевизорах, компьютерах дети стали меньше общаться со взрослыми и сверстниками, а ведь общение в значительной степени обогащает чувственную сферу.

Современные дети стали менее отзывчивыми к чувствам других.

Задача взрослых – помочь ребенку разобраться в сложном мире взаимоотношений со сверстниками и взрослыми.

Психологи определяют коммуникативные способности как индивидуально-психологические особенности личности, обеспечивающие эффективность ее общения и совместимость с другими людьми.

Способность к общению включает в себя:

  • желание вступать в контакт с окружающими;
  • умение организовать общение, включающее умение слушать собеседника, умение эмоционально сопереживать, умение решать конфликтные ситуации;
  • знание норм и правил, которым необходимо следовать при общении с окружающими.

Значение взаимоотношений с окружающими огромно, и их нарушение тонкий показатель отклонений психического развития.

Ребенок, который мало общается со сверстниками и не принимается ими из-за неумения организовать общение, не может быть интересным окружающим, чувствует себя уязвленным, отвергнутым. Это может привести к резкому понижению самооценки, замкнутости. Необходимо помочь ребенку наладить отношения с окружающими, чтобы этот фактор не стал тормозом на пути развития личности.

Практически в каждой группе любого детского сада находятся дети, которые нуждаются в сопровождении специалистов. Таких детей часто зачисляют в ранг “трудных”. К ним относятся агрессивные, гиперактивные, тревожные и замкнутые. Несомненно, такие ребята нуждаются в особом внимании со стороны педагога-психолога, т.к. им трудно взаимодействовать с окружающими.

В этом случае, цель работы с “трудными”: создать благоприятные условия для достижения позитивной социализации детей – дошкольников путем развития их коммуникативных способностей, воспитания адекватного поведения. Для этого используются методики, техники и упражнения на релаксацию, медитацию, телесную и танцевальную терапии, занятий на развитие эмоционально-коммуникативной сферы.

Любое переживание таких детей, будь то гнев, страх или обида заканчивается напряжением какой-либо группы мышц. На это указывал в своих исследованиях великий русский физиолог В.М.Сеченов, на этом же принципе тесной связи эмоциональных переживаний и напряжений мышц построена известная биоэнергетическая теория телесной терапии Вильгельма Райха и Александра Лоуэна. Суть этой теории заключается в том, что психические травмы, получаемые человеком в течение своей жизни, находятся в так называемом мышечном панцире, тормозящий импульс которого затрудняет свободное выражение эмоций.

Тревожный, скрытный, робкий ребенок к 5-6 годам выглядит сутулым, малоподвижным и пассивным. У многих агрессивных, гиперактивных детей часто наблюдаются болезни внутренних органов, появляются травмы и переломы. Взаимосвязь психики и тела очевидна.

Чем меньше мышечных зажимов и отрицательных “отметин” на теле человека, тем здоровее, свободнее и благополучнее он себя ощущает.

В связи с этим, в своей работе использую не только методы воздействия на сознание и мышление, но и техники, отвлекающие контроль сознания над телом, т.е. телесные и танцевальные методы. Эти занятия развивают пластику и гибкость тела, снимают мышечные зажимы, дают ребенку ощущение свободы и радости, способствуют игровой инициативе, стимулируют моторное и эмоциональное самовыражение.

Организация работы:

  1. Используя метод наблюдения, собрать информацию о том, как ребенок общается, в чем причина его затруднений в контактах с окружающими (диагностика эмоциональной сферы, тестирование через проективные методики, рисунки, консультации с родителями и воспитателями);
  2. Проанализировав ситуацию, составляется коррекционно-развивающие занятия;
  3. Формируются возрастные группы (не более 8 человек в одной);
  4. Продолжительность занятия (от 20 до 30 минут);
  5. Периодичность занятий (4 раза в месяц);
  6. Проведение консультаций с родителями, воспитателями, другими специалистами. Эти консультации носят рекомендательный характер по поводу взаимодействия и общения с детьми, испытывающими проблемы в общении;
  7. Отслеживание динамики развития.

Тренинг “Подводное царство”

Дети садятся в круг на ковер. Пальцами изображают осьминожек, которые передвигаются по полу, встречаются и здороваются с другими осьминожками т.д.

Подвижная игра “Волны”

Ведущий обращается к детям: “Если вы были на море, то конечно, знаете, как приятно, когда волны ласково омывают вас. Давайте поиграем: каждый из вас по очереди будет “купающимся”, а остальные – “волнами”. “Купающийся” становится в центр круга, “волны” тихонько поглаживают его, приговаривая “Мы любим тебя, мы любим тебя”.

После игры, ведущий спрашивает: “Понравилось ли вам купаться в море?”, “Что вы чувствовали?” Затем раздает детям голубые ленточки и предлагает с их помощью показать “волны радости”, “волны спокойствия”, “волны гнева” и т.д.

Ведущий достает красивую ракушку, дает детям потрогать ее, понюхать, послушать. Говорит: “У этой ракушки есть какая-то тайна. Может быть, она откроет мне ее (приставляет к уху). Послушайте, о чем мне рассказала ракушка. Далеко-далеко отсюда есть волшебный мир подводного царства. В нем живут удивительные рыбы, осьминоги, рачки. Морское дно украшают зеленые и бурые водоросли, красные и белые кораллы, разноцветные камешки и ракушки. Закройте глаза и представьте себе подводное царство, обитателей морских глубин… (звучит аудиозапись “Шум моря”). Через некоторое время ведущий спрашивает: “Что интересного вы там увидели?” Давайте нарисуем подводное царство.

Рисование “Подводное царство”

Дети рисуют пальцами, ладонями или используют техники выдувания из трубочки. Затем каждый ребенок рассказывает, что он изобразил.

Подвижная игра “Морские волны”

Дети свободно располагаются в комнате. По команде ведущего “Штиль” замирают, по команде “Волны” плавно двигаются, по команде “Шторм” бегают.

Прощание “Большой круг-маленький круг”

Дети сидят в кругу, держась за руки. По команде ведущего расширяют круг, затем сужают его, не разрывая рук. Упражнение повторяется несколько раз.

Медитативные упражнения “Прогулка на велосипеде”

Детям предлагается лечь или сесть поудобнее, расслабиться.

“Утро. Прекрасная солнечная погода. Я еду на велосипеде по широкой ровной дороге. Вокруг красивые цветущие кусты сирени. Они благоухают. Щебечут птицы. Солнышко пригревает. Я чувствую его тепло на ногах, руках, шее. Тепло растекается по всему моему телу. Я абсолютно спокоен и уверен в себе. Все неприятности уходят. Настроение чудесное. Я улыбаюсь, радость улыбки дарю окружающим. Я еду ровно и красиво. Спокойно и уверенно держу руль, не спеша кручу педали. Все прекрасно!”

“Сегодня прекрасный день и у меня все прекрасно. Я чувствую себя хорошо. У меня замечательное настроение. Я готов работать. Я буду настойчиво и упорно трудиться и обязательно всему научусь. Я уверен в себе. Я верю, что у меня все получится. Буду настойчивым и упорным в достижении цели. Я чувствую, что с каждым днем я становлюсь все умнее, красивее, трудолюбивее, увереннее в себе и в своих силах. Я готов к работе. Я все смогу!”

Релаксационные упражнения на снятие мышечных зажимов “Лимон”

Сжать левую кисть в кулак. “Выжимаем сок лимона”. Делать это с максимальным напряжением. Повторить. То же самое с правой рукой.

Потянуть плечи по направлению к ушам, а голову втянуть в плечи. Делать это с напряжением, а затем расслабить мышцы… Повторить.

Вытянуть руки вперед, поднять их над головой, стараясь достать потолка. Расслабить мышцы и вернуть руки в прежнее положение. Постарайтесь почувствовать напряжение, расслабление, чувство теплоты. Повторить.

Сильно сожмите зубы, пусть мышцы шеи помогают вам в этом. Затем расслабьте. Пусть нижняя челюсть отвисает. Повторите снова.

С напряжением сморщите нос. Представьте, что вы хотите согнать с носа муху. Держите это напряжение столько, сколько сможете. А теперь расслабьте. Когда вы делаете это, то ваши щеки, рот, лоб помогают вам. Когда вы расслабляете нос, то расслабляете все лицо. Наморщите лоб с напряжением, затем расслабьте. Сделайте ваше лицо гладким. Нигде нет морщин. Почувствуйте лицо расслабленным, прекрасным.

Можно лечь на пол и представить, что вам на живот наступил большой слон. Он добрый! Напрягите мышцы живота, расслабьте. Повторить несколько раз. Заметьте разницу между расслаблением и напряжением.

Надавите пальцами стоп на пол с напряжением. А затем расслабьте. Повторите несколько раз.

Упражнение на телесную терапию (релаксационный парный массаж) “Мама била”

Мама била, била, била и все папе доложила (легонько постукивать ребром ладони)
Папа бил, бил, бил и все бабе доложил (постукивание сжатыми кулачками)
Баба била, била, била и все деду доложила (мнут костяшками пальцев, сжатых в кулак руками)
Дед бил, бил, бил и все братьям доложил (легко пощипывать)
Братья били, били, били и все сестрам доложили ( “барабанная дробь”)
Сестры били, били. Били и в кадушку угодили (“дождь” указательными пальцами)
А в кадушке две лягушки, закрывай скорее …(ушки)
А в кадушке старичок, закрывай-ка…( язычок)
А в кадушке пес Барбос, закрывай скорее…(нос)
А в кадушке дикобраз, закрывай скорее…(глаз)
А в кадушке – то мочало, начинай опять сначала (пары меняются местами)

Танцевальная терапия “Джаз тела”

Дети встают в круг. Звучит ритмичная музыка. Взрослый показывает порядок движений. Сначала нужно совершать движения только головой и шеей в разные стороны, вперед и назад в разном ритме. Затем двигаются только плечи, вместе – попеременно, вперед – назад, вверх – вниз. Далее — движения рук в локтях, потом в кистях. Следующие движения – бедрами, затем коленями, далее ступнями. А теперь надо постепенно прибавлять каждое отработанное движение по порядку: голова+плечи+локти+кисти+бедра+колени+ступни. В конце упражнения надо стараться двигаться всеми этими частями тела одновременно.

“Сочини свой танец”

Взрослый встает в центр круга. В такт музыки он выполняет несколько танцевальных движений. Дети копируют его танец. Затем он дотрагивается до любого участника, тот выходит в круг, сочиняет свой танец, и далее по кругу.

Один из партнеров делает произвольные ритмичные движения, все остальные повторяют их.

Танцы зверей, птиц, насекомых, рыбок и т.д. Каждое приобретенное в процессе упражнения и наблюдений новое движение означает вместе с тем приобретение новой степени внутренней свободы.

Ритмизация собственного имени.

“Танец пяти движений”

“Течение воды” — плавная музыка, текучие, округлые, мягкие переходящие одно в другое движения.

“Переход через чащу” — импульсивная музыка, резкие, сильные, четкие, рубящие движения, бой барабанов.

“Сломанная кукла” — неструктурированная музыка, хаотичный набор звуков, вытряхивающие, незаконченные движения.

“Полет бабочек” — лирическая, плавная музыка, тонкие, изящные нежные движения.

“Покой” — спокойная, тихая музыка или набор звуков, имитирующих шум воды, морской прибой, звуки леса – стояние без движений, “слушание своего тела”.

Примечание: после упражнения поговорить с детьми, какие движения им больше всего понравились, что легко получилось, а что с трудом.

По команде ведущего: “Огонь!” — стоящие в кругу дети начинают двигаться всеми частями тела.

По команде: “Лед!” — дети застывают в позе, которой их застала команда. Ведущий несколько раз чередует команды, меняя выполнение той и другой.

Упражнения на развитие эмоционально-коммуникативной сферы “Строители”

Дети выстраиваются в одну линию. Ведущий предлагает вообразить и показать телом и лицом различные движения, как первый передает соседу …

  • тяжелое ведро с цементом;
  • легкую кисточку;
  • кирпич;
  • огромную тяжелую доску;
  • гвоздь;
  • молоток.
  • Примечание: Ведущий следит за тем, чтобы поза, степень напряжения мышц тела и выражение лица “строителей” соответствовали тяжести и объему передаваемых предметов.

    Дети разбиваются на пары. Им предлагается показать парные действия:

    • пилка дров;
    • гребля в лодке;
    • перемотка ниток;
    • перетягивание каната;
    • передача хрустальной вазы;
    • парный танец.

    Дети встают в плотный круг. Они – бусинки красивого ожерелья. Тесно прижимаются, крутятся на месте, не отрываясь друг от друга бегают по шее хозяйки, так же плотно прижавшись.

    Ведущий подходит к ожерелью и пытается “разорвать” его. Если ему это удастся, бусинки “рассплются” по полу и покатятся по нему. Ведущий ловит их, по очереди, крепко держа за руку первую, та – вторую пойманную ведущим, третью и т.д. пока не соберет все ожерелье и не сделает его плотным и крепким. Первая пойманная бусинка становится ведущим.

    “Ку-чи-чи”

    • дети свободно бегают по комнате под музыку;
    • на слова “Ку-чи-чи!” — хлопают друг друга по ладошкам в ритме музыки;
    • пожимают руки друг другу, “здороваются”;
    • дети снова танцуют и ищут себе новую пару.
    • “Хей, давай попрыгаем”

      Хей, хей, давай попрыгаем (3 раза), попрыгаем вместе с тобой!
      Хей, хей, давай похлопаем (3 раза), похлопаем вместе с тобой!
      Хей, хей, давай потопаем (3 раза), потопаем вместе с тобой!
      (покружимся, подружимся, обнимемся…)

      Эмоции: коммуникативная функция

      В современной жизни коммуникативная функция эмоций является одной из важнейших. В повседневном общении не функциональные состояния организма, а выразительные движения лица и изменившийся голос, когда мы без слов понимаем все, что человек хочет нам сказать – вот что такое эмоция.

      Близкому человеку можно многое сказать одним выражением глаз, одной интонацией, одним тихим выдохом.
      скачать видео

      Люди из разных культур и с разным уровнем образования (от английский профессоров до австралийских дикарей) легко различают эмоции по фотографиям и интонациям в голосе.

      Плач ребенка — не просто страдание, а сообщение ребенка родителям о том, что он ими недоволен и ему от них что-то надо. Ребёнок, который ещё не умеет говорить, плачем сообщает родителям, что хочет есть. Или — чтобы они прекратили его удерживать, когда он хочет вылезти из надоевшей ему коляски и походить самостоятельно. Или чтобы взяли его на руки, когда ему это уже сильно захотелось. Хочется — начинается адресный плач.

      Ярчайшая фраза детей: «Отойди, я не тебе плачу!» Смотри Кому плачем?

      Эмоции рассказывают окружающим о нашем состоянии, они кричат о нашей боли и требуют помощи, когда мы устали или нам трудно. А если нам помогли – мы говорим спасибо и словами, и благодарным выражением лица.

      Понимание эмоций

      Для эффективного общения людям важно, чтобы эмоция одного адекватно понималась другим партнером.

      Близкому человеку можно многое сказать одним выражением глаз, одной интонацией, одним тихим выдохом. Если, конечно, это умеешь выражать. В связи с чем большой популярностью пользуются упражнения, направленные на развитие эмоциональной выразительности и понимание эмоций партнера. Смотри упражнение Эмоциональный словарь

      Также по эмоциональным проявлениям можно понять, в каком функциональном состоянии партнер, и это учесть.

      Успокоив его, если он раздражен, или поясним ему то, от чего он в удивлении или недоумении.

      Наблюдая эмоциональные движения, вы можете разгадать даже то, что другой человек хочет от вас скрыть. Смотри Язык тела

      Впрочем, поскольку люди владеют не только средствами эмоциональной выразительности, но и обычным человеческим языком, то о своих эмоциях можно и нужно иногда просто и прямо говорить.

      Эмоции как эффективные средства влияния и манипуляций

      По лицу мужа жена легко может понять, что муж сейчас не в настроении обсуждать приезд её мамы и хочет отложить этот разговор до завтра.

      Собственно, особенно угадывать ей и не нужно, поскольку муж это показывает специально и не скрывая. У него есть его недовольное лицо — он им и пользуется.

      Именно выразительные движения являются целью большого числа эмоций, поскольку позволяют влиять на другого человека. Смотри Манипуляция

      «Я не просто переживаю, ты должен увидеть мои переживания — и, соответственно, отреагировать на них».

      Повышение эмоциональной компетентности педагога как фактор развития коммуникативной культуры

      “Развитие эмоциональной компетентности делает человека более профессиональным, а профессионала более человечным”.

      Цель: развитие уровня коммуникативной культуры педагога при взаимодействии с участниками воспитательно-образовательного процесса через развитие эмоционального интеллекта.

      Задачи:

      • актуализировать проблему эмоциональной компетентности;
      • содействовать развитию коммуникативной компетентности педагогов;
      • создать условия для формирования навыков эмпатии, рефлексии, самоанализа;
      • содействовать в приобретении новых умений и навыков эффективного общения.
      • Продолжительность семинара: 2–2,5 часа.

        Необходимые условия: для проведения занятий необходимо просторное помещение, чтобы участники имели возможность располагаться по кругу, свободно передвигаться в аудитории, размещаться микрогруппами по 3-5 человек. Желательно наличие столов и стульев, с возможностью их перестановки. Для релаксационных упражнений необходимо наличие аудио- или видео- техники.

        Участники работают “в кругу”, так как данная атмосфера располагает к неформальному общению и самораскрытию.

        План проведения семинара с элементами тренинга:

        Упражнение “Знакомство”, “Собери рукопожатие”, “Необычные приветствия”

        Сценарный план проведения семинара

        1. Вводная часть

        После приветствия проводится представление ведущих и целей цикла семинаров и данного занятия.

        Представление ведущего. Знакомство участников семинара с целями и задачами семинара. Знакомство с участниками семинара и их пожеланиями и ожиданиями.

        Цель: установление контакта с партнерами, сплочение группы, создание положительного эмоционального настроя на совместную работу.

        Упражнение “Собери рукопожатия”:

        — ведущий предлагает участникам в течение 1-2 мин., передвигаясь по помещению, молча собрать рукопожатия других участников;

        — ведущий предлагает участникам в течение 1-2 мин., передвигаясь по помещению, обменяться рукопожатиями с другими участниками, называя при этом свое имя (имя-отчество).

        Продолжительность каждого этапа упражнения зависит от количества участников.

        Упражнение “Необычные приветствия”

        Ведущий предлагает каждому участнику придумать способ необычного приветствия. Участники по очереди представляют свой способ, а партнеры его повторяют.

        3. Основная часть

        Мини-лекция “Что такое эмоциональный интеллект?”. (Приложение 1)

        Цель: знакомство с понятием “эмоциональны интеллект”, осознание значимости заявленной проблемы.

        Для эффективности последующей работы, участникам предлагается разделиться на группы. В группе может быть от 4 до 8 человек. Для разбивки на группы можно использовать любые упражнения: “Молекулы и атомы”, “Овощи и фрукты” и др.

        Инструкция: все участники двигаются в беспорядочном движении, ведущий в любой момент говорит: “Объединитесь в молекулу по 2 атома”, “по 3 атома”, “по 4 атома”, “по — 5 атомов”…

        Упражнение заканчивается, когда участники разобьются на необходимое для работы количество команд. Для эффективной работы в группе количественный состав должен быть 4-8 человек (чтобы при выполнении заданий были задействованы все участники семинара).

        Мозговой штурм “Эмоции”

        Цель: актуализация имеющихся знаний, активизация деятельности.

        Ведущий предлагает участникам вспомнить и называть по очереди названия эмоций. Повторы запрещены.

        Упражнение “Рисуем эмоции”

        Цель: развитие коммуникативной компетентности участников.

        Участники групп “вслепую” выбирают карточки с названием эмоций. В течение 2-3 мин. На листах формата А-4 им нужно изобразить мимику и позу человека испытывающего, данное эмоциональное состояние. По окончании отведенного времени работы вывешиваются на стену и участники остальных других групп угадывают, какая эмоция изображена.

        Упражнение “Определение эмоционального состояния учащихся”.

        Цель: осознание педагогом эмоционального состояния учащихся на уроке.

        Инструкция: по словесному описанию поз и жестов, представленному в раздаточном материале, определите эмоциональное состояние учащегося.

        Каждая подгруппа работает с заданием, которое ей выпадает по жеребьевке.

        Затем каждая подгруппа зачитывает свои варианты, а остальные могут их дополнить.

        1. Ученик сидит, придерживая свешивающуюся голову, глаза полузакрыты; машинально что-то рисует на бумаге, теребит ручку и карандаш. Внешне заторможен. (Скука)

        2. Ученик часто покашливает, наблюдается изменение тона голоса, подтягивание ладоней к губам и подбородку, возможны подрагивание шеи, затылка, волос, движения мелкие, суетливые. (Нервозность)

        3. Ученик стоит, заведя руки за спину, и сильно сжимает одной рукой другую (если сидит, то скрещивает ноги). (Самоконтроль)

        4. Ученик переплетает пальцы рук: большие пальцы нервно двигаются и пощипывают ладони; ученик грызет или сосет конец карандаша, трогает спинку стула и раскачивает ее, но не садится; топчется, перебирает ногами. (Неуверенность)

        5. Ученик стоит, скрестив руки на груди. (Недоверие и закрытость, психологическая защита)

        6. Ученик стоит, плечи немного направлены вперед, напряженная “деревянная” спина, шея, голос подрагивает, прерывается, облизывает губы, сжимает руки в кулаки (тревога, страх).

        Упражнение “Создание эмоционального фона урока”

        Цель: обучение педагогов использованию положительно-окрашенным эмоциональным выражениям при взаимодействии с учащимися.

        Упражнение проводится в несколько этапов.

        Ведущий: Для создания благоприятного настроя на работу педагоги используют различные приемы. Какие фразы и действия, по Вашему мнению, наиболее эффективны в начале урока? (Мозговой штурм, обсуждение в кругу).

        Ведущий: Коллеги, не секрет, что слова учителя могут оказывать разное влияние на учеников. Предлагаем Вам, попробовать составить фразы (речевые парадигмы), которые помогут учащимся на разных видах или этапах урока: настрой на контрольную работу, на открытый урок, проверки знаний, изучение нового материала и т.п.).

        Группам раздаются карточки, на которых педагоги должны составить фразы (речевые парадигмы), которые помогут достигнуть поставленной цели на определенном этапе урока. (Приложение 2)

        Вопрос участникам: С какими трудностями Вы столкнулись при выполнении задания №2?

        Если педагоги при составлении парадигм использовали фразы с частицей “не” или слова, несущие эмоционально негативную окраску, то участникам предлагается попробовать переформулировать такие выражения. Работа может проводиться как по группам, так и в общем кругу.

        По окончании работы целесообразно обсудить – легко или трудно было переформулировать высказывания, к чему может привести перевод негативного высказывания в позитивное.

        Упражнение “Давление — сопротивление”

        Цель: осознание привычного способа взаимодействия, поиск конструктивных путей для осуществления общения, а также при разрешении сложных ситуаций.

        Инструкция: ведущий просит соединить ладони рук на уровне груди, а затем надавить правой ладонью на левую.

        По опыту проведения этого упражнения известно, что левая рука начинает бессознательно оказывать сопротивление, хотя такой инструкции или демонстрации таких действий ведущим не производится.

        — Что происходит с левой рукой?

        — Было ли указание сопротивляться левой рукой?

        — Почему не получилось выполнить задание?

        — Сравните полученный опыт с ситуациями общения, взаимодействия с учениками. Как ведут себя люди, если начинают ощущать давление, агрессию в свой адрес?

        Итог обсуждения.

      • В ответ на негативные эмоции мы подсознательно начинаем сопротивляться, например, агрессия рождает агрессию, желание защититься, избежать общения.
      • Если педагог настроен недружелюбно по отношению к детям, они это почувствуют и неосознанно примут меры защиты и конструктивного взаимодействия не получится.
      • Упражнение “Непонятная ситуация”

        Цель: показать значимость безоговорочно положительного отношения к учащемуся

        Инструкция: двое желающих выходят за дверь.

        Оставшимся в кабинете дается задание:

        1. Загадать предмет из имеющихся в помещении и место, на которое добровольцу необходимо будет его перенести.

        2. Ни сам предмет, ни его новое место не называются напрямую, а ответы с уточнениями на вопросы водящего носят завуалированный, расплывчатый характер.

        3. Первому игроку давать отрицательное подкрепление всех его слов и поступков (с помощью критики, негативных оценок отдельных его действий и личности в целом, пренебрежительной невербальной информации), а второму — положительное (используя слова поддержки, радости за успешные действия, уверения в пустячности совершенных неверных поступков, восхищения, комплиментов и т.д.).

        Приглашается первый участник и ему дается задание: определить задуманный группой предмет и перенести его на другое место. Процедура совершается по очереди с каждым игроком, отличаясь только в характере эмоционального подкрепления.

        Первыми высказываются (“выпустить пар”) добровольцы упражнения.

        Вопросы для обсуждения:

        — Как вы чувствовали себя в своей роли?

        — Какие чувства вызвала у вас реакция группы?

        — Как вы чувствуете себя сейчас?

        — Какие выводы вы можете сделать из этого упражнения?

        Комментарии ведущего.

      • Безусловное, положительное приятие подростка рождает доверие к миру, уверенность в себе и окружающих.
      • Отрицательное внимание, пережитое первым игроком, было самортизировано пониманием игровой ситуации. В обыденной жизни многие люди не знают источника негативных эмоций партнера по общению, что вызывает тревогу, стремление уйти от общения или ответную агрессию.
      • В школе количество негативных оценок выдается ребенку порциями и растягивается на весь период учебы (на несколько лет). Он не имеет другой информации о себе, не обладает другими ресурсами, которые помогли бы ему справиться с переживаниями. Таким образом, у ученика может сформироваться устойчивое отношение к себе как к неудачнику или закрепится протестное (негативирующее) поведение.
      • Но и положительная оценка должна быть уместной. Мастерство педагога проявится не в том, чтобы всегда только хвалить воспитанника, а в том, чтобы почувствовать, когда одобрение или поддержка необходимы учащемуся.
      • Упражнение “Стиральная машинка”

        Цель: снятие эмоционального напряжения.

        Инструкция: участники семинара выстраиваются в две шеренги лицом друг к другу – это барабан стиральной машины.

        Один из участников выбирает себе роль предмета нуждающегося в стирке “шелковый шарфик, майка для фитнеса, джинсы, вечернее платье и т.п.” и обращаясь к остальным участникам заказывает необходимый для него режим стирки: “деликатная стирка”, “интенсивная стирка”, “сильное загрязнение”, “полоскание” и др.

        “Нуждающийся в стирке” проходит между двумя шеренгами участников, которые с помощью прикосновений к нему выполняют озвученный режим стирки.

        В роли нуждающегося в стирке, выступают все желающие.

        Эмоциональность и экспрессивность — категории коммуникативной лингвистики Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

        Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Аванесова Нина Владимировна

        В статье дается определение понятиям « экспрессивности » и « эмоциональности » в художественном тексте. Экспрессивность и эмоциональность как семантическая категория находится в центре исследований последних десятилетий. Интерес к данной категории обусловлен с разработкой коммуникативного аспекта перевода, проблемы интерпретации выразительно-изобразительных, словообразовательных и синтаксических средств текста оригинала в тексте перевода.

        Похожие темы научных работ по языкознанию , автор научной работы — Аванесова Нина Владимировна,

        Emotionality and expressivity is categories of communicative linguistic

        Concepts of expression and emotionality of the art text are studied in given article. Expression and emotionality of the text as the semantic category is in the center of researches of last decades. Increasing interest of studying communicative aspect of language, problems of interpretation of expressive-graphic, word-formation and syntactic means of the original text in the transfer text.

        Текст научной работы на тему «Эмоциональность и экспрессивность — категории коммуникативной лингвистики»

        ВЕСТНИК ЮГОРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА

        2010 г. Выпуск 2 (17). С. 5-9

        ЭМОЦИОНАЛЬНОСТЬ И ЭКСПРЕССИВНОСТЬ -КАТЕГОРИИ КОММУНИКАТИВНОЙ ЛИНГВИСТИКИ

        Целью работы является структурно-функциональный анализ экспрессивных словообразовательных средств, использующихся в художественных текстах, и выявлении основных принципов их передачи при переводе.

        В современной жизни в наших отношениях слишком заметно стало активное выражение эмоций. Эмоции стали неотъемлемым компонентом разума, мышления, языкового сознания и поведения в экономике, политике, культуре, образовании, быту и т. д. Вероятно, это объясняется глобальными изменениями и событиями в стране и мире, всесторонними контактами между народами, проявлениями открытой и скрытой агрессии в отношениях внутри одной страны, а так же между разными странами и народами. Это может объясняться и многочисленными социальными и политическими, природными и технократическими катаклизмами и катастрофами, происходящими в мире, и в отдельных государствах; это объясняется и общим проявлением свободы, глобальным эмоциональным раскрепощением человека, который перестал бояться открыто выражать свои эмоции, как в языковой форме, так и внеязыковой.

        Мнение Э. Сепира о том, что эмоции не представляют никакого интереса для лингвистики, так как их элементы не являются составляющими семантики слова и не присущи самому слову, для современной науки устарело и не актуально. Целью статьи является обоснование лингвистической сущности категории «Эмоциональности» и «Экспрессивности», раскрытие их индивидуальности и самостоятельности.

        В настоящее время стало уже аксиомой то, что эмоции являются мотивационной основой сознания и языкового поведения, что люди в своем общении не могут обойтись без эмоций. Эмоциональный аспект коммуникативной лингвистики стал предметом многочисленных научных исследований или частным вопросом теории и семантики эмоций, их концептуализации и вербализации. В этой связи источником к изучению человеческих эмоций выступает сам язык, который номинирует эмоции, выражает их, описывает, имитирует, стимулирует, классифицирует, структурирует, комментирует, предлагает средства для языкового манипулирования и моделирования соответствующих эмоций. Сам язык формирует эмоциональную картину мира представителей той или иной лингвокультуры. При этом эмоции возникают не только лингвокультурными ситуациями, но и сами порождают определенные ситуации. Именно язык является и объектом и инструментом изучения эмоций.

        В начале статьи мы сознательно обострили внимание на таком явлении как эмоция. Это связано с тем, что в современной лингвистической литературе существуют категории «эмоция» и «экспрессия», «эмоциональность» и «экспрессивность»; одни по традиции рассматривают их как абсолютные синонимы, другие — разграничивают, но считают как две важнейшие составные части категории выразительности. Исследователи в области коммуникативной лингвистики справедливо отмечают, что при сопоставлении языков не дифференцированное рассмотрение и не четкость в определении их самостоятельности приводит к недоразумениям [3: 178-179]. О необходимости различения данных категорий в практических курсах преподавания языковых дисциплин достаточно обоснованно пишет В. И. Шаховский [11: 673].

        Следует отметить, экспрессивность, как и эмоциональность, является одной из важнейших движущих сил в развитии языка, ибо способствует созданию новых средств, которые в свою очередь служат для наиболее емкой передачи мыслей и чувств говорящего (пишущего). Наряду с другими категориями, экспрессивность служит не только для эффективной реализации намерений говорящего (пишущего), но и воплощением в речи самой его личности, что особенно важно для художественного текста.

        По мнению Ш. Балли, основоположника современной концепции и методов исследования экспрессивных фактов речи, экспрессивность — это эмоциональное восприятие действительности и стремление передать его реципиенту. Он подчеркивал возможность существования многочисленных средств и способов передачи одного и того же эмоционального содержания. Наличие многочисленных экспрессивных средств Ш. Балли выводил из «ассоциаций, порожденных присутствием в памяти выражений, аналогичных данному, создающих своего рода бессознательную синонимию» [2: 393]. Именно эта множественность составляет, по мнению ученого, проблему экспрессивности. Экспрессивность — это совокупность семанти-ко-стилистических признаков языковой единицы, которые обеспечивают ее способность выступать в коммуникативном акте как средства субъективного выражения отношения говорящего к содержанию и адресату. Экспрессивность свойственна единицам всех уровней языка [7: 591].

        Экспрессивность — это все то, что делает речь более яркой, сильно действующей, глубоко впечатляющей [6: 107]. Экспрессивность — это фонетические, лексические, морфологические и синтаксические единицы языка; это авторские неологизмы, введение просторечной или жаргонной лексики, стилистические фигуры; параллельные конструкции, зевгма, нарастание, всевозможные повторы, инверсия, аллитерация и т. п. При всем при этом экспрессивно окрашенной лексики и ее значению уделяется особое внимание в семасиологии (науке о значении слов, их выражений и их модификаций). С точки зрения этой науки в деле изучения экспрессивности важно разграничение слов, называющих эмоции, и слов, вызывающих эмоциональную (чувственную) реакцию реципиента (читателя). Последняя категория слов рассматривается учеными сквозь призму системного описания значения и, таким образом эмоциональность, теряет коммуникативную самостоятельность, становится экспрессивносинонимической [4: 156; 8: 43; 2: 127]. Экспрессивная окраска слов не может быть раскрыта без учета коммуникативно-функционального аспекта значения, что в свою очередь предполагает включение в данную проблему категории субъекта речи и его коммуникативную направленность, т. е. с одной стороны отношение субъекта (автора) к реципиенту (читателю), а с другой стороны субъекта к действительности. Следовательно данная проблема может быть рассмотрена всесторонне только в рамках прагматики. Выбор выразительных средств и соответствие данных средств коммуникативным намерениям говорящего всегда находились в центре внимания стилистики.

        В стилистике существует четыре направления исследования экспрессивности: 1) стилистика языка или описательная стилистика, изучающая большие классы текстов, в центре внимания которой — стилистическая окраска языковой сущности; 2) стилистика индивидуальной речи, занимающаяся исследованием текстов, принадлежащих конкретному автору (субъекту), а так же всех языковых средств и способов организация связанного, целостного и эмоционально окрашенного текста; 3) сопоставительная стилистика, исследующая в основном проблемы переводческого плана, и 4) стилистика текста, которая рассматривает экспрессивность данного текста с точки зрения его эстетической ценности [10: 179]. Экспрессивность в последнем случае предполагает рассмотрение различных способов речевого воздействия. Следовательно, понятие экспрессивности может быть истолковано по-разному:

        1) экспрессивность может быть и стилистической и лексикологической категорией;

        2) необходимо учитывать тот факт, что экспрессивность имеет языковую породу, т. е. действует через механизмы языка, а эффект ее проявляется только в речи (тексте). Отсюда следует, что экспрессивность имеет двойственную природу: языковую и речевую.

        В целом же экспрессивность можно определить как отношение субъекта к высказываемому, что помимо собственно экспрессивности, предполагает наличие в содержании таких факторов, как эмоциональность и оценочность. Категории эмоциональности и экспрессивности тесно переплетаются [11: 677; 3: 179].

        Во избежание смешения данных понятий необходимо четко уяснить их различие. Эмоциональность — это «проявление в речи чувств и настроений говорящего по отношению к действительности или, другими словами, субъективное отношение к действительности»

        [9: 301]. Эмоциональность передается, как правило, следующими языковыми средствами: междометиями, словами, называющими эмоции и ассоциирующимися с ними, интонацией и особыми синтаксическими структурами (повтор, эллипсис, инверсия и т. д.). Часто эмоциональное значение слова проявляется только в определенном контексте, который передает индивидуальное настроение или ощущение носителя языка. Определены формальноструктурные элементы, передающие эмоциональные значения. К таким элементам в английском языке относятся суффиксы: «у», — «ie», — «let» (sonny, birdie, ringlet) слова-усилители: terrible, nice, great, dreadful. Встречаются факты, когда эмоциональность передается словами, теряющими свое предметно-логическое (денотативное) значение и, как следствие, приобретающими эмоциональную окраску. К таким словам относятся вульгарные слои лексики: бранные слова, проклятия, нецензурные слова типа damn, bloody, upon my word.

        Ярким примером эмоциональности является фамильярно-разговорный подстиль, проявляющийся в избыточном использовании переспросов, повторов, междометий, гипербол, усеченных слов и т. п. Данный факт четко демонстрирует Л. Л. Нелюбин в следующем материале:

        «Come on, Bubbles» I said, «We are got to get going».

        «Fer Chris sake, why? « she screamed.

        «Don’t ask a lot of questions, now. Come on».

        «Here I been mopin’ around’ this Gaws-forsaken town all week an’ now when I begin enjerrin’ myself, you wanna drag me away. Well, I won’t, O won’t, I won’t!»

        «Bubbles, you either come with me — this minute — or else».

        «You bet your life, baby, he said» (Patrick Dennis) [9: 55].

        Понятие экспрессивности характеризует выразительность речи индивида, нередко «соотносится с интенсивностью, которая имеет целью усилить воздействие на слушающего, поразить или убедить его» [5: 391]. В современной лингвистике выделяются оппозиция: интенсивность — экстенсивность как проявление на языковом уровне очень высокой и очень низкой степеней выделения определенного признака. Интенсивность (экстенсивность) связана с качественно-количественной оценкой и характеристикой обозначаемого словом явления или процесса. Она может выражаться лексическими языковыми средствами, в семантической структуре которых содержится интенсивный (экстенсивный) компонент значения, акцио-нальные приставки и суффиксы, тропы (гипербола, литота). Так, например: They swarmed up in front of Sherburn’s palings as thick as they could jam together, and couldn’t hear yourself think for the noise. (Twain M. P.181). Здесь сравнительный оборот «as thick as they could» и устойчивое выражение «couldn’t hear yourself think» (ср. русск. «из-за шума не слышали собственного голоса») используется для усиления внимания читателя на состояние главных героев произведения.

        Важную роль в формировании экспрессивности текста играют образные выражения, которые могут быть определены как особые макрокомпоненты семантики, поскольку являются единицами языка, требующими особого подхода при переводе, например: Never before had Lucy met that negative English silence in its full perfection, in its full cruelty. Her own edges began to curl up in sympathy. (Collins N.P. 523).

        Трудность восприятия и перевода данного примера заключается в метафоре: «Her own edges began to curl up in sympathy», которая ассоциируется с фразеологизмами: to be on edge -быть раздраженным, нервничать, и to set the teeth on edge — действовать на нервы. В этом случае перераспределение сем, оживление денотативного значения слова «edge» (край, кромка). Однако одновременно присутствует значение обоих фразеологизмов (раздражать).

        Рассмотрим другой пример: There would be the dim coffin- smelling gloom sweet and oversweet with twice bloomed wistara against the outer wall by the savage quiet September sun. (Faulkner W. P.27). Здесь метафорические эпитеты coffin- smelling и dim savage усиливают выразительность отрывка, передают атмосферу отчаяния и безысходности, вызывая, таким образом, у читателя соответствующие образные ассоциации.

        Экспрессивность может быть связана со стилистической маркированностью языковой единицы. На этих свойствах средства языка строится тот или иной стилистический эффект конкретного текста, который конструируется из многообразного комбинирования элементов с различными стилистическими окрасками. В современном языкознании выделяются два аспекта стилистической окраски: эмоционально-оценочный и функционально-стилевой. Они представляют собой две разные стороны одного явления, так как в процессе функционирования единиц языка происходит взаимодействие обоих типов стилистической окраски. Так, например, слова смешанных стилистических тонов в одном высказывании приводят к резкому повышению комического эффекта: «I ain’t attempting, says he, to decry the celebrated moral aspect of parental affectation, but we’re dealing with humans, and it ain’t human for anybody to give up thousand dollars for that forty-pound chunk of freckled wild cat» (Henry O. P. 178). Сравним с русским переводом: «Я вовсе не пытаюсь унизить прославленную, с моральной точки зрения, родительскую любовь, но ведь мы имеем дело с людьми, а какой же человек нашел бы в себе силы заплатить две тысячи долларов за эту веснушчатую дикую кошку!» (Пер.

        Коннотативное значение слова или его экспрессивное значение это то, что предполагается или ассоциируется со смыслом конкретного слова. Глагол «to connote» означает «предполагать» или «подразумевать» в дополнении к денотативному значению. Для переводческих целей полезно обращать внимание на денотативное значение, состоящее из эмоционального, интенсивного, оценочного, стилистического и диалектного компонентов. Коннотативные компоненты значения слова выражают или способствуют выражению: 1) Эмоциональности, например: слово «mom» в сравнении с «mother» более эмоционально, т. е. выражает большую близость, любовь, нежность и т. д. или слово «to scarf» в сопоставлении с нейтральным «to eat» также более эмоционально, так как рождает чувство брезгливости, отвращения и пр.,

        2) экспрессивность (степень выразительности, напряженность), например: глагол «to abhor» по сравнению с «to hate» и «to dislike» вызывает более яркое образное ощущение; 3) оценка, например: «cronies» в сравнении с «friends» в определенном контексте имеет ругательный оттенок; 4) стилистическая окраска, например: «to slay» в соотношении с «to kill» звучит отчетливо формально, книжно или даже поэтически, так же как «to scarf» в соотношении к «to eat» является словом жаргонным и, наконец, 5) диалектная принадлежность или диалект: «a lift» является британским вариантом, в то время как «an elevator» это американское слово, «to scarf» определяется носителем британского английского как относящееся к американскому диалекту. В британском диалекте синонимом глагола «to scarf» является глагол «to scoff». В каждодневном использовании все эти значения частично перекрывают друг друга, и разобраться в них становится трудно.

        Понятия выразительность или экспрессивность и эмоциональность терминологически иногда трудно различать. В результате эти понятия рассматриваются как эмоциональноэкспрессивный заряд или, попросту говоря, экспрессивность словозначения. Так, например: «to lambaste smb» означает яростно нападать или атаковать кого-либо: «He was lambasted in press» ср. русск. «Он подвергся яростному нападению со стороны прессы». В русском переводе экспрессивность выражается эпитетом «яростный». Еще пример: «to slog (away) at something» означает работать без перерыва, в особенности, когда работа трудна или монотонна: I’ve been slogging at the thesis for quite a period of time but haven’t yet finished it. — Я уже много дней корплю над этим текстом, но все никак не могу закончить его. Выразительность в данном случае сохраняется в русском варианте перевода использованием разговорного слова «корпеть».

        Таким образом, категория экспрессивности включает в себя следующие понятия: а) эмоциональность, б) оценка, в) интенсивность (экспрессивность). Что касается соотношения понятий экспрессивности и эмоциональности, то необходимо признать, что эмоциональность является частью экспрессивности, то есть она всегда экспрессивна, в то время как экспрессивность не обязательно эмоциональна, то есть экспрессивность всегда выражает чувства говорящего по отношению к субъекту или явлению действительности. При этом экспрессив-

        ность речи означает ее необычность, выделение целого текста или его части на фоне нейтрального языкового окружения путем использования лексических, фонетических, грамматических или стилистических средств и, следовательно, способствующего положительной или отрицательной оценке данного текста (или его части) получателем, ибо воздействует на его эмоциональную сферу.

        Таким образом, как экспрессивность, так и эмоциональность понимаются как категории коммуникативного плана. Однако экспрессивность — категория, приобретаемая словом или выражением только в данном речевом контексте или «внутренне присущая данному одному слову (или выражению) как элементу языка» [1: 523].

        1. Ахматова, О. С. Словарь лингвистических терминов [Текст] / О. С. Ахматова. — 4-е изд., стер. — М. : КомКнига, 2007. — 56 с.

        2. Балли, Ш. Французская стилистика [Текст] / Ш. Балли. — [вступит. ст. Р. А. Будагова]. -М. : Изд-во иностр.лит., 1961. — 393 с.

        3. Вафеев, Р. А. К определению категории «оценочности» и «экспрессивности» при сопоставлении языков [Текст] // Роль иностранных языков в подготовке специалистов нефтегазового комплекса: проблемы и перспективы изучения в современных условиях / Р. А. Вафеев. — Тюмень : ТюмГНГУ, 2010. — С. 178-179.

        4. Виноградов, В. В. Проблемы литературных языков и закономерности их образования и развития [Текст] / В. В. Виноградов. — М. : Наука, 1967. — 136 с.

        5. Гак, В. Г. Высказывание и ситуация. Проблемы структурной лингвистики [Текст] / В. Г. Гак. — М. : Наука, 1973. — С. 349-371.

        6. Галкина-Федорук, Е. М. Об экспрессивности и эмоциональности в языке [Текст] // Сб. статей по языкознанию / Е. М. Галкина-Федорук. — М., 1958. — С. 107.

        7. Гридин, В. Н. Экспрессивность [Текст] // Лингвистический энциклопедический словарь / В. Н. Гридин. — М. : Советская энциклопедия, 1990. — С. 591.

        8. Звегинцев, В. А. Язык и лингвистическая теория [Текст] / В. А. Звегинцев. — М. : Изд-во МГУ, 1973. — С. 246.

        9. Нелюбин, Л. Л. Лингвостилистика современного английского языка : учеб. пособие [Текст] / Л. Л. Нелюбин. — 3-е изд., перераб. и доп. — М. : МОПИ им. Н. К. Крупской, 1990.

        10. Тюленев, С. В. Теория перевода : учеб. пособие [Текст] / С. В. Тюленев. — М. : Изд-во Гардарики, 2004. — 336 с.

        11. Шаховский, В. И. Эмоции в коммуникативной лингвистике [Текст] // Горизонты современной лингвистики: Традиции и новаторство / В. И. Шаховский. — М. : Языки славянских культур, 2009. — С. 677.

        Коммуникативная эмоциональность это