Дать характеристику самооценка

Дать характеристику самооценка

Параметры и функции самооценки

Традиционно выделяют три основных формальных параметра самооценки: высоту, устойчивость и адекватность. Очень важным для самооценки считается её высота. Существуют различные варианты её измерения. В качестве одной из наиболее распространённых в отечественной экспериментальной психологии методик можно назвать технику Дембо-Рубинштейн, которая предоставляет возможность дать количественную характеристику самооценки по показателю высоты. Адекватность самооценки оценивается как соответствие либо несоответствие реальным возможностям индивида, что устанавливается с использованием объективных критериев (эксперимента) либо с применением экспертных оценок. Третий обычно учитываемый параметр самооценки — её устойчивость во времени и по шкалам — предполагает постоянство и надситуативность выявляемой у испытуемого оценки себя. Наиболее изученным измерением в настоящее время следует признать высоту [5, с. 460].

Для нас, безусловно, представляют интерес все параметры самооценки, но в связи с эффективностью спортивной деятельности особое место занимает устойчивость уровня оценивания себя спортсменом. Так как именно поколебавшаяся вера в себя после неудачного выступления на ответственных соревнованиях, а также страх повторения подобного провала может стать причиной и последующего ухудшения спортивных результатов.

Согласно А.В.Захаровой, завышенная оценка себя выполняет функцию защиты через образование эмоциональных барьеров, блокирующих восприятие внешних воздействий или ведущих к искажению и игнорированию опыта. Но в то же время неадекватная самооценка может быть источником внутриличностных конфликтов.

Центром работы В.Ф.Сафина служила проблема поддержания стабильной самооценки. В качестве механизмов сохранения относительно устойчивой самооценки автор описывает повышение общего её уровня до среднего за счёт:

· работы модели «Я не хуже и не лучше других»

· сочетания неадекватно высоких и адекватно низких позиций — модель «Я хуже в этом, зато лучше в том»

· переноса высокой, адекватной самооценки результатов в одном виде деятельности в другие сферы «Если могу то, смогу и это»

· неадекватного занижения оценки окружающих до уровня собственной самооценки «Они не лучше меня».

Не считая какую-либо модель приоритетной, В.Ф.Сафин подчёркивает большое практическое значение исследования параметра устойчивости самооценки.

Следует также отметить, что, чем адекватнее самооценка, тем адекватнее и уровень притязаний [5, с. 460]. Хотя, на мой взгляд, для эффективной спортивной деятельности необходим высокий уровень притязаний независимо от уровня и адекватности параметра самооценки.

В процессе формирования самосознания у человека появляется определённое отношение к себе (эмоциональный компонент). Сочетаясь с знаниями о себе (содержательный компонент), отношение к себе образует неотъемлемую часть самосознания — самооценку человека, которая является результатом сравнительного познания себя через соотношение знаний о себе с знаниями о других или об идеальном образе личности, существующем в его представлениях.

Самооценка выполняет следующие функции:

1) познание субъектом себя — по сути, это ответ на вопрос «чего я стою?», а также сюда входят в качестве компонентов самоуважение и представление человека о собственной ценности

2) прогностическая — ответ на вопрос «что я могу?». Именно с этой функцией самооценки в наибольшей степени связан уровень притязаний, а также представление о собственной эффективности

3) защитная — в случае неудачи в какой-либо деятельности адекватная либо несколько завышенная самооценка поможет пережить это, не теряя веры в себя, не опуская руки и не умаляя своих настоящих и прошлых достоинств и достижений. Однако следует учитывать, что защитная функция самооценки проявляется и работает лишь при наличии адекватной либо завышенной самооценки, при заниженной самооценке эта функция отсутствует.

4) регулятивная — «что я должен делать, как себя вести»

Именно в этом основная функция самооценки: чтобы регулировать поведение и деятельность личности. Самая высшая форма саморегулирования состоит в творческом отношении к собственной личности — стремлении изменить, улучшить себя [7, с.120-121].

Рассматривая вопрос об эффективности спортивной деятельности и связи её с самооценкой, мы, так или иначе, касаемся всех функций самооценки. Но некоторые представляют для нас особый интерес.

Прогностическая функция для спортсмена особенно ценна, ведь именно исходя из ответа на вопрос «что я могу?», у него формируются те или иные установки, и он начинает действовать определённым образом (например, если человек считает, что он может попасть на Олимпийские игры, то у него будет совершенно особое отношение к тренировкам и спортивному режиму, нежели у того, который считает, что максимум его возможностей — это кубок города).

Низкая самооценка

Серия тяжелых неудач нередко порождает ситуативную низкую самооценку. Впрочем, поддержка близких и значимых окружающих в таких случаях может быть очень действенной.
скачать видео

С внешним поведением могут быть варианты: иногда человек ведет себя излишне самоуверенно как раз вследствие собственной внутренней неуверенности.

Низкая самооценка бывает стабильной, бывает плавающей — зависящей от ситуации или настроения.

Маленькие дети часто трусят, когда одни, и действуют вполне уверенно и смело, когда мама рядом. Мама – поможет!

Перед экзаменом девушки начинают дрожать и понижать себе самооценку: «Я вообще ничего не знаю!»

Что стоит за низкой самооценкой

За низкой самооценкой могут стоят самые разные вещи. За низкой самооценкой может стоять адекватная оценка своих малых возможностей, может — страх и неуверенность в себе. Однако чаще за низкой самооценкой стоит совсем другое, «якобы низкая самооценка». Чаще это игра, декларирование, демонстрация, показуха, имеющее целью снять с себя ответственность, ничего не делать, не прилагать никаких усилий. Иногда это осозанная игра, иногда — неосознанная психологическая защита, иногда — философия жизни. См.→

Люди с низкой личностной самооценкой в человеческой жизни

Взрослый человек с низкой личностной самооценкой, как правило, менее успешен. Низкая личностная самооценка тесно связана с чувством вины, стыда, страха, а порой и враждебности к окружающему миру. Связана — то есть и порождается этим, и порождает это, и выражается в этом. Людей с низкой личностной самооценкой обычно не уважают, ими трудно восхищаться, их редко любят – но любят использовать. Девушки часто выбирают себе в подруги не самых ярких и не самых уверенных в себе, чтобы на их фоне выглядеть интереснее.

Как беречь свою самооценку

Профессор Уильям Сванн из Университета штата Техас советует: дорожите общением с теми, кому вы приятны и симпатичны, кто готов стимулировать рост вашей самооценки. И старайтесь свести к минимуму общение с теми, кто своей неприязнью грозит поколебать вашу самооценку. Невозможно всем угодить, нравиться всем и каждому, зато в большинстве случаев в нашей власти выбрать, с кем иметь дело и к чьим суждениям прислушиваться.

Как повысить низкую самооценку

Серия тяжелых неудач нередко порождает ситуативную низкую самооценку. Впрочем, поддержка близких и значимых окружающих в таких случаях может быть очень действенной.

Если низкая самооценка — не ситуативная, а стабильная (личностная), то в любом случае быстро ее не повысить, не выправить. То есть ненадолго повысить — возможно, а повысить стабильно — можно, но не быстро. Как минимум, это работа на несколько месяцев. Могут помочь — качественные тренинги уверенности в себе и позитивная психотерапия.

Ситуативную низкую самооценку повысить обычно несложно: достаточно отвлечь от переживаемой негативной ситуации, вовлечь в новое дело или другую ситуацию, где успешность вполне возможна. и просто дать мягкую или жесткую форму поддержки.

Самооценка: стабильность или изменчивость? Текст научной статьи по специальности «Психология»

Аннотация научной статьи по психологии, автор научной работы — Молчанова Ольга Николаевна

Похожие темы научных работ по психологии , автор научной работы — Молчанова Ольга Николаевна,

Self-esteem: Stability or Mutability?

The article discusses two aspects of the problem: first, from the point of view of the mechanisms for self-evaluation and protection of a certain level of self-esteem, and second, in the framework of the life span psychology. The author presents results of an original research of the factors influencing specific features of self-esteem: retrospective evaluation of parents’ sensitivity, somatic status, age and social context. She analyses the ways the subject maintains his or her self-esteem at an acceptable level, which counteract the negative impact of some conditions (health and age status). She also discusses changes in young adults’ self-evaluation for the last twenty years.

Текст научной работы на тему «Самооценка: стабильность или изменчивость?»

Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2006. Т.3, №2. С. 23-51.

САМООЦЕНКА: СТАБИЛЬНОСТЬ ИЛИ ИЗМЕНЧИВОСТЬ?

Молчанова Ольга Николаевна — доцент факультета психологии ГУ ВШЭ, кандидат психологических наук. Автор более 30 научных работ в отечественных и зарубежных изданиях, в т. ч. монографии (в соавторстве с Л.В.Бороздиной) «Самооценка в разных возрастных группах: от подростков до престарелых» (2001). Область научных интересов: психология личности, проблемы самооценки и Я-концепции, психология взрослости, геронтопсихоло-гия.

В статье обсуждается проблема стабильности/изменчивости самооценки в двух планах: с точки зрения механизмов самооценивания и защиты определенного уровня самооценки и в русле психологии жизненного пути. Представлены результаты эмпирических исследований факторов, определяющих специфику самооценки: ретроспективная оценка родительской сензитивности, соматический статус, возраст и социальный контекст. Анализируются выявленные способы, поддерживающие самооценку на приемлемом для субъекта уровне, противостоящие давлению обстоятельств (здоровья, возраста) и компенсирующие их негативное воздействие. Обсуждается характер изменений самооценки лиц ранней взрослости, произошедших за последние двадцать лет.

В результате многочисленных теоретических и эмпирических исследований, проведенных в отечественной и зарубежной психологии по проблемам самооценки, возникло представление, что самооценка

своим влиянием пронизывает все аспекты человеческого существования (Branden, 1994). Возможно, наиболее впечатляющим следствием активного освоения темы самооценки в западной культуре стало ее устойчивое

восприятие как важнейшего психологического ресурса человека или даже как его достояния, что неизбежно привело западное общество к формированию массовой потребности в достижении высокого уровня самооценки, к движению за самоуважение. Н. Эмлер пишет, что люди стали стремиться к достижению высокой самооценки, подобно тому как они стремятся к благополучию, хорошему физическому здоровью или свободе мысли (Emler, 2001). Апофеозом этого движения стало появление в 1986 г. в США, в штате Калифорния, специальной бюджетной статьи, предусматривающей финансирование внушительного перечня мер по подъему уровня самооценки у жителей штата (Baumeister et.al., 2003). Несмотря на это, споры о природе, значении и механизмах самооценки не прекращаются до сих пор. Более того, как заметил К. Мрук, все теперь знают, что такое самооценка, но никто не может дать точное и исчерпывающее определение: сколько исследователей, столько и различных дефиниций (Mruk, 1999). По мнению Н. Эмлера, большинство точек зрения на суть самооценки располагается между ее определением как генерализованного чувства, аффективной оценки Я, в которой отражаются самоценность и самопринятие личности, и представлением, что самооценка — это сумма оценок специфических свойств или качеств, имманентных Я, которые взвешиваются и структурируются в глобальную самооценку (Emler, 2001). Со-

временные авторы готовы согласиться с мнением Л. Уэллса, который полагал, что большинство исследователей в области самооценки могли бы отнести к себе следующее утверждение: «Я не могу сказать, что это, но я измеряю это, и это работает» (Wells, Marwell, 1976).

Стремление к достижению высокой самооценки поставило один из наиболее существенных вопросов в данной области — вопрос о ее устойчивости. Проблема стабильности/ изменчивости самооценки может быть рассмотрена в двух разных плоскостях, которые в теоретических разработках и эмпирических исследованиях обычно не пересекаются: в функциональном плане — с точки зрения механизмов самооценивания и защиты определенного уровня самооценки и в онтогенетическом — в русле психологии жизненного пути.

функционирования и защиты самооценки

Из всей совокупности факторов, влияющих на формирование само-уважения1 личности, можно выделить две группы наиболее существенных: во-первых, достижения субъекта в различных видах деятельности или, скорее, восприятие своих достижений как успешных или неуспешных (данные представления развивались в русле подхода У. Джеймса); во-вторых, отношение других людей (теория «зеркального Я» Ч. Кули).

‘В данной статье понятия «самоуважение» и «глобальная самооценка» рассматриваются как синонимы.

Существуют многочисленные эмпирические исследования, подтверждающие как одну, так и другую точку зрения. С. Хартер в своих работах, проведенных на детях, подростках, студентах и взрослых людях, как ни парадоксально, полностью подтвердила и предположение У. Джеймса, и теорию Ч. Кули (см.: Baumeister, 1993). Она экспериментально показывает, что эти два фактора, детерминирующие самооценку,— успехи (компетентность) и социальная поддержка — работают вместе: чем выше достижения в значимых областях и чем выше социальная поддержка, тем выше самоуважение. Данная модель детерминант самоуважения не только предсказывает его уровень, но и создает возможность для корректировки самооценки: изменение в компетентности, так же как изменения в одобрении значимых других, ведут к соответствующим изменениям в самоуважении.

Ситуация, однако, представляется намного сложнее, поскольку существуют многочисленные исследования, не просто подтверждающие положение об изменении самооценки в сторону оценок значимых других или групповых оценок (см., например: Webster, Sobieszek, 1974), но и уточняющие, что принятие этих оценок зависит от ряда факторов, таких, например, как высокая компетентность и статус значимых других, привлекательность группы, степень соответствия между желаемой и реальной самооценками, благожелательность оценок, степень доверия к «источнику» оценки и др.

Что касается соотношения успеха и притязаний, то ряд исследований показал, что между «реальным» и

«идеальным» Я существуют более сложные взаимосвязи: оптимальное расхождение между ними, обусловливая неудовлетворенность собой, отражает тем не менее не сниженную самооценку, а повышенную потребность в самоосуществлении, стимул к самосовершенствованию (Wells, Mar-well, 1976, и др.). Однако здесь возникает необходимость прояснения по крайней мере двух вопросов: первый касается определения этой самой «оптимальной разницы» между реалом и идеалом, а второй требует учета собственно локализации реальной самооценки. Кроме того, обнаружено, что расхождения актуального Я не только с положительным, но и с отрицательным идеальным Я (каким я ни в коем случае не хотел бы быть) значимо коррелируют с самооценкой (Yumi, 1992). Поэтому отрицательный Я-иде-ал также может служить основанием при самооценивании.

Еще один механизм самооценивания предлагает теория социального сравнения, основное предположение которой состоит в том, что потребность в точной оценке своих взглядов и способностей удовлетворяется через сравнение с другими людьми (при условии отсутствия объективных критериев). Для сравнения человек обычно выбирает тех, чьи характеристики являются сходными с его собственными, поскольку такой выбор способствует достижению наиболее точных самооценок. Однако в случае угрозы своему Я субъект прибегает к «защитному сравнению», т. е. начинает сравнивать себя с теми, кто «еще хуже» (Hakmiller, 1968; Miller, 1977).

Теория самовосприятия, разработанная Д. Бемом (Bem, 1967), рассматривает самоатрибуцию как один

из механизмов генезиса и функционирования самооценки: субъект получает информацию и формирует представление о самом себе путем наблюдения и оценки своего поведения и анализа внешних условий, в которых данное поведение развертывается. С точки зрения теории самовосприятия человек имеет достаточно стабильную картину своего Я, которая не изменяется под влиянием противоречащих ей оценок других людей и преобразующегося социального контекста при условии, естественно, что поведение также остается неизменным.

Самооценивание и формирование представлений о себе может осу-ществлятья и посредством временного сравнения, суть которого заключается в склонности ориентироваться на свой личный опыт, свое Я в цикле жизни, производя сравнение на континууме «Я был — Я есть» (Suis, Mullen, 1982). Здесь можно выделить два основных подхода: неконгруэнтный и конгруэнтный (см.: Спиридонова, 2002). Согласно первому, временное сравнение рассматривается как механизм, действующий по принципу контраста: предполагается, что сравнение настоящих Я с негативным прошлым Я усиливает позитивные переживания в настоящем, а сравнение с позитивным прошлым Я может вести к снижению самооценок (Higgins et al., 1986). С точки зрения конгруэнтного подхода временной механизм действует по принципу соответствия: как субъект оценивает свое Я в прошлом (негативно или позитивно), так он оценивает и свое актуальное Я.

Авторы модели фокусирующего внимания (Beike, Neidenthal, 1998)

пытаются примирить конгруэнтный и неконгруэнтный подходы временного сравнения. Согласно данной модели, процесс сравнения зависит от фокусировки внимания на том или другом «временном Я»: если прошлое Я сравнивается с настоящим, то доминируют особенности первого, если же настоящее Я сравнивается с прошлым, то в оценке преобладают характеристики настоящего. Модель фокусирующего внимания, таким образом, может объяснить некоторые феномены неустойчивости самооценки. Однако необходимо отметить, что фокусировка на прошлом или настоящем еще не объясняет эффектов самооценивания, важно не просто знать, где — в прошлом или настоящем — расположен фокус внимания, но и как человек оценивает свою жизнь и свое Я в эти временные интервалы.

За самооценкой всегда стоят определенные мотивы, смысловые образования, ценности, в зависимости от которых используется (осознанно или неосознанно) тот или иной механизм формирования Я-об-раза и самооценки. Исследование мотивов, лежащих в основе процесса самооценивания, ведется чаще всего в русле альтернативных теорий — Я-соответствия и самоуважения. Авторы теорий Я-соответствия рассматривают самооценку как стабильную личностную черту, которую человек стремится сохранить неизменной в течение всей жизни (Dutton et al., 1971; Swann et al., 1992), т.е. мотив Я-соответствия является основным. Согласно теориям самоуважения (Jones, 1968; Skolnik, 1971), базовым является мотив самовозвышения, максимизации самооценки, состоящий

в том, что субъект независимо от наличного уровня самоуважения желает повысить его. Кроме названных мотивов, связанных с Я, выделяют также мотив самопознания, отражающий потребность в точной и адекватной оценке собственных взглядов и способностей; мотив самоверификации, отражающий желание подтвердить (проверить) имеющиеся представления и оценки себя, мотив самосовершенствования, связанный с желанием стать лучше и направленный на развитие своих способностей (Sedikides, Gregg, 2002).

На основании анализа механизмов самооценивания можно говорить о возможной динамике самооценки, хотя вопрос о том, как изменяется самооценка, в каком направлении, под влиянием каких мотивов и факторов, остается открытым и является предметом специальных научных дискуссий и экспериментальных исследований.

Сторонники другого направления полагают, что у взрослого человека самооценка представляет собой достаточно устойчивую личностную диспозицию. Решая вопрос о механизмах данной стабильности, зарубежные и отечественные исследователи выделяют несколько способов защиты определенного уровня самооценки. В первую очередь они касаются взаимоотношений человека с другими людьми. В частности, человек может избирательно подходить к выбору круга знакомств, предпочитая общаться с теми, чье поведение и оценки не противоречат его Я-обра-зу; дискредитировать тех, чье мнение и оценки не совпадают с его собственным представлением о себе; преуменьшать успех других, чтобы

выиграть в «соревновании»; делать выбор в пользу поведения, опровергающего дурную репутацию (Сафин, 1975; Столин, 1983; Swann,1992; Se-dikides, Gregg, 2002). К названным способам можно добавить феномен компенсации: компенсация низкого самоуважения повышением симпатии к себе и наоборот или компенсация низких оценок себя по одним параметрам повышением самооценки по другим («Я хуже в этом, но лучше в том»). Может также возникать генерализация высокой (или низкой) самооценки, распространяясь из одной области на все другие, и это поддерживает стабильность высокой или низкой самооценки.

Устойчивость определенного уровня самооценки зависит и от некоторых личностных черт человека, от уровня притязаний, содержательных и структурных составляющих системы личностных смыслов и др. (Бороздина, Залученова, 1993; Соколова, 1989; Хекхаузен, 1986).

Известно, что лица с высокой и низкой самооценкой могут использовать разные стратегии поддерживания собственного Я (Baumeister, 1993). В ситуации угрозы Я люди с высокой самооценкой используют стратегию самовозвышения, прибегая к «позитивным иллюзиям», повышая значимость и ценность своих позитивных качеств и считая свои слабости незначимыми («Пусть у меня не получается это задание, но я красив, у меня хорошие друзья, я прекрасно играю на гитаре» и проч.) Люди с низким уровнем самооценки не способны минимизировать значимость своих недостатков, они «застревают» на неудачах и промахах. Кроме того, у них меньше ресурсов

самооценки (т. е. позитивных качеств, способностей, которые они могли бы привлечь в случае неуспеха), поэтому в ситуации угрозы собственному Я они используют защитную стратегию, часто стратегию «умаления других»: «Я так себе, но он. совсем ужасен».

Лица с низкой самооценкой, согласно обзору литературы Р. Баумей-стера (Baumeister, 1993), обладают «путаной» Я-концепцией, т. е. неопределенной, противоречивой, изменчивой. Отсутствие точных знаний о собственных возможностях и способностях делает людей с низкой самооценкой чувствительными к социальным оценкам, что способствует неустойчивости их представлений о себе.

С точки зрения Е.П. Белинской (Белинская, Тихомандрицкая, 2001), противоречие между устойчивостью и изменчивостью Я-концепции снимается введением понятия «рабочая Я-концепция». Рабочая Я-концеп-ция — это часть общего репертуара представлений о себе, которыми человек обладает в данный момент времени и в заданном социальном контексте (Markus, Nurius, 1986). Поскольку одни рабочие Я-концепции актуализируются чаще, а другие — реже, то вопрос о стабильности/изменчивости, по мнению Е.П. Белинской, начинает звучать как вопрос вероятности появления той или иной частной Я-концепции в ситуации конкретного социального взаимодействия. Однако, с точки зрения Х. Маркус, есть Я-схемы, или центральные, привычные, стержневые представления о себе, и собственно «рабочие», или актуальные Я. Таким образом, подлинное, истинное Я, или глобаль-

ное самоуважение, достаточно устойчиво, но может быть «завуалировано» неустойчивыми, множественными «рабочими Я», частными самооценками.

Соотношение общей и частных самооценок, Я-схемы и рабочих «Я», позволяет по-новому взглянуть на проблему стабильности/изменчивости: изменения в самооценке могут иметь либо временный статус, быть краткосрочными (что означает временное повышение или понижение самооценок в ответ на определенные события или социальный контекст), при этом долгосрочных изменений в самоуважении может и не наблюдаться, либо быть долгосрочными, проявляющимися в медленном, постепенном изменении индивидуального уровня самоуважения. Исследования М. Кернис (Kernis, Waschull, 1995) показывают, что лица со стабильным или нестабильным (краткосрочными колебаниями) высоким или низким уровнем самооценки обнаруживают разные реакции на обратную межличностную связь, отличаются по проявлениям гнева, депрессии, а также по многим другим эмоциональным и поведенческим реакциям. Долгосрочные изменения в самооценке обычно происходят в переходные периоды жизни (Baumeister,1993), при значимых изменениях в собственной жизненной структуре, когда наблюдаются значительные изменения в социальных ролях, статусах, взаимоотношениях (брак, развод, выход на пенсию, окончание школы и проч.).

Возрастная динамика самооценки

В психологических исследованиях изучению самооценки в рамках

психологии жизненного пути уделяется весьма значительное внимание. Но в широком спектре работ неоправданно малое место отведено проблеме ее возрастной динамики на этапе взрослости. По замечанию Д. Демо (Demo, 1992), картина исследований выглядит удивительно однобоко: весь корпус данных по возрастной динамике самооценки получен при работе с выборками испытуемых от 12-13 до 18-22 лет, информации о ее развитии до и после указанных возрастов очень мало. В отечественной психологии обнаруживается та же картина.

В существующих исследованиях преобладают две точки зрения. Согласно первой, субъект формируется примерно до возраста ранней взрослости и далее он в течение всей жизни уже не изменяется. Действительно, общий вывод лонгитюдов гласит: устойчивость и преемственность индивидуально-личностных черт на всех стадиях развития выражены сильнее, чем изменчивость качеств; через всю жизнь мы проносим устойчивое ядро своего Я (Erdwins, Meilinger, 1984; Field, 1991). В других исследованиях факт возрастной динамики самооценки на протяжении взрослых лет жизни не подвергается сомнению. Однако надо заметить, что приводимые в работах сведения нередко противоречивы. Во всяком случае, Р. Уайли, предпринявшая попытку проанализировать всю литературу по данной теме, не только не обнаружила сколько-нибудь устоявшейся, общепринятой точки зрения на проблему динамики самооценки в течение жизни человека, но и выдвинула гипотезу об отсутствии системной возрастной из-

менчивости самооценки (Wylie,1979). И хотя эта гипотеза оспаривалась рядом авторов (McCarthy, Hoge, 1982; O’Malley, Bachman, 1983; Rosenberg, 1986), к консенсусному соглашению о характере и динамике влияния возраста на самооценку исследователи не пришли. В ряде работ показано, что именно молодым взрослым присущи высокое самоуважение и наиболее благоприятный образ Я, которые с возрастом постепенно снижаются и становятся более негативными; согласно другим данным, обнаруживается противоположная картина (Gove et al., 1989; Kastenbaum, 1979; Malates-ta, Kalnok, 1984; Newman, Newman, 1975; Ranzijn et al., 1998).

Недавно проведенное исследование по изучению динамики самооценки в течение жизни (беспрецедентное по объему благодаря использованию интернет-коммуникаций — 326 641 респондента!) позволило авторам получить данные в возрастном диапазоне от 9 до 90 лет (Robins et al., 2002). В результате картина выглядит следующим образом: высота самооценки с высокого уровня в детстве существенно снижается в подростковом возрасте, затем постепенно поднимается в период взрослости и, наконец, стремительно падает в старости. Эта траектория сохраняет свой характер независимо от половых, этнических различий и инвариантна относительно социально-экономического статуса. Однако даже такое обширное исследование оставляет открытым вопрос динамики самооценки на протяжении всего жизненного пути индивида, поскольку имеет ряд существенных ограничений, характерных в целом для метода поперечных срезов: исключается

возможность ответить на вопрос об индивидуальной стабильности во времени, не учитывается эффект поколения, не решена проблема эквивалентности измерений.

Итак, только что приведенные факты и обозначенные подходы открывают достаточно пеструю картину в решении проблемы стабильности/изменчивости самооценки на этапе взрослости, что говорит о необходимости дальнейших исследований в этой области.

Представляется необходимым прояснить ряд вопросов: изменяется ли самооценка взрослого человека на разных ступенях жизни? Если да, то что именно меняется: содержание самооценки, ее формальные параметры, структура, механизмы? Какая самооценка меняется: общая, интегральная или частные самооценки; реальная или идеальная? Одинаковы ли линии изменения самооценки для всех людей? Откуда берется устойчивое ядро самооценки и самоотношения? Что позволяет, несмотря на все неблагоприятные условия, сохранить позитивный взгляд на самого себя и приемлемый для субъекта уровень самооценки? Каковы механизмы, противостоящие снижению ценности собственного Я? Являются ли детско-родительские отношения предиктором самооценки взрослого человека? Столь разноплановые исследовательские вопросы, представляя некое эклектическое «нагромождение», на самом

деле отражают многомерность и многозначность феномена самооценки.

Комплекс этих вопросов стал предметом отдельных исследований, объединенных проблемой стабильности/изменчивости самооценки или, точнее, о меры этой изменчивости.

Родительская сензитивность как предиктор особенностей

самооценки взрослого человека2

Отношение родителей (как наиболее значимых других) к детям традиционно рассматривается как один из важнейших факторов влияния на самооценку и Я-концепцию детей и подростков (см., например: Бернс, 1986; Соколова, Чеснова, 1986; Rosenberg, 1965; Wells, Marwell, 1976, и др.). Родительская поддержка и забота, атмосфера тепла и предоставление свободы в действиях, проявление интереса к детям очень важны для формирования самооценки. Сохраняется ли влияние детско-роди-тельских отношений на самооценку взрослого человека? Ведь последняя зависит не только от стиля семейного воспитания, но, как было сказано выше, и от других факторов: от оценок «чужих» взрослых, отношений со сверстниками, уровня идеального Я, успехов в деятельности, конкретного жизненного опыта и пр. Кроме того, важен не только реально существовавший в детстве тип семейных отношений, но и то представление о нем, которое сохранилось в воспоминаниях взрослых.

2Автор выражает искреннюю признательность Н.Б. Кузнецовой за помощь в сборе данных.

С целью выявления связи между ретроспективной оценкой своих дет-ско-родительских отношений и самооценкой, а также другими, связанными с ней феноменами нами было проведено эмпирическое исследование.

1. Для исследования родительской сензитивности использовался опросник, состоящий из шести вопросов, три из которых направлены на определение отношений с матерью, а три — с отцом (Ыо1а1,1998).

2. Тест-опросник самоотношения В.В. Столина, С.Р. Пантилеева.

3. Версия шкалы общей самоэффективности (Шварцер и др.,1996).

4. Тест К. Муздыбаева на измерение диспозиционной надежды. Автор рассматривает надежду как диспозицию личности, состоящую из двух компонентов — силы воли и способности личности «находить пути» для достижения поставленной цели.

В исследовании приняли участие 74 человека в возрасте от 25 до 35 лет (из них женщин — 50, мужчин — 24), имеющих высшее образование и проживающих в Москве.

Результаты и обсуждение

Анализ корреляционных связей показателей отраженной сензитивно-сти матери и отца с показателями опросника самоотношения («Интегральное самоотношение», «Самоуважение», «Аутосимпатия», «Самообвинение», «Отношение окружающих»), теста на измерение диспозиционной надежды и шкалы самоэффективности показал, что оценка своих отноше-

ний с отцом в детстве не связана ни с одним из изучаемых параметров и в группе мужчин, и в группе женщин.

Оценка сензитивности матери в группе женщин значимо коррелирует лишь со шкалой «Отношение окружающих» (коэффициент корреляции равен —0.36, p

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-52970

Проблемой деятельностного подхода, структуры деятельности, её разновидностей и влияния на различные сферы человеческой жизни занимались такие авторы как С.Л.Рубинштейн, А.Н.Леонтьев, К.А.Альбуханова-Славская, Е.М.Борисова, Е.А.Климов, Л.А.Коростылёва И.Ю.Кулагина, В.Н.Колюцкий, Н.А.Лаврова, А.К.Маркова, Р.С.Немов, Н.С.Пряжников, О.Н.Родина, Н.В.Самоукина, С.В.Славнов, Х.Хекхаузен, А.Е.Чирикова, П.А.Шавир и др.

Над исследованием самооценки, её составляющих, а также влияния на жизнедеятельность индивида работали Б.Г.Ананьев, Н.Е.Анкудинова, Р.Бернс, Л.И.Божович, Ю.А.Борисов, И.А.Кудрявцев, Н.А.Гульянова, У.Джемс, Ф.Зимбардо, В.Квинн, И.С.Кон, Л.Н.Корнеева, Р.Мейли, И.Н.Михеева, В.В.Овсянникова, С.Л.Рубинштейн, Е.Т.Соколова, В.В.Столин, А.Г.Спиркин, П.Р.Чамата, И.И.Чеснокова, Н.Е.Шафажинская, Т.Шибутани и пр.

Согласно современным представлениям, самосознание представляет собой сложный психологический процесс, сущность которого состоит в восприятии личностью многочисленных «образов» самой себя в различных ситуациях деятельности и поведения, во всех формах взаимодействия с другими людьми и в соединении этих образов в единое целостное образование — в представление своего собственного «Я» как субъекта, отличного от других субъектов.

Самооценка как результат интеграции процессов самопознания и самоотношения играет важную роль в психической жизни личности. Основная ее функция состоит в том, что она выступает необходимым внутренним условием регуляции поведения и деятельности. Отношение к себе, возникая как результат самопознания в процессе деятельности, а также непосредственного общения людей, является одним из центральных образований психики и значительно влияет на формирование содержательной структуры целой системы других психических особенностей личности.

В то же время необходимо отметить, что аспект влияния самооценки на успешность профессиональной деятельности, в частности военно-профессиональной, освещён недостаточно, вследствие чего и было решено в настоящем исследовании обратиться к данной проблеме, ориентируюсь на возможность применения полученных результатов в практической деятельности военного психолога, офицера-воспитателя.

Объектом исследования является профессиональная деятельность военнослужащего.

Предмет исследования — влияние самооценки на успешность профессиональной деятельности военнослужащего.

Цель работы — выявить некоторые особенности самооценки у военнослужащих.

Для решения поставленной цели были сформулированы следующие задачи:

  • дать психологическую характеристику профессиональной деятельности; рассмотреть специфику военно-профессиональной деятельности;
  • раскрыть сущность феномена самооценки личности, охарактеризовать основные виды ее проявления;
  • проанализировать имеющиеся теоретические данные, характеризующие степень влияния самооценки личности на эффективность профессиональной деятельности.
  • Методологической основой исследования явились отечественные и зарубежные разработки и концептуальные положения в области общей психологии, психологии личности, психологии труда (А.Н.Леонтьев, Б.Г.Ананьев, Р.С.Немов, С.Л.Рубинштейн, И.Ю.Кулагина, Н.В.Самоукина и др.)

    Интересующие проблемы рассматривались на базе следующих методологических принципов:

  • детерминизма (причиной обусловленности и закономерности психологических явлений);
  • развития психики (а, следовательно, и проявления самооценки в структуре личности);
  • единства сознания и деятельности;
  • единства внешних воздействий и внутренних условий.
  • Практическая значимость данной работы определяется тем что:

  • знание особенностей формирования самооценки личности военнослужащего, позволяет оценить характер поведения и общения в коллективе;
  • учёт степени выраженности качественных характеристик самооценки позволяет прогнозировать успешность деятельности и взаимоотношений от этого подбирать сложность и направленность заданий.
  • 1. ПОНЯТИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ПСИХОЛОГИИ

    В психологическом словаре даётся описание понятия деятельности: «Деятельность — это активное взаимодействие с окружающей действительностью, в ходе которого живое существо выступает как субъект, целенаправленно воздействующий на объект и удовлетворяющий таким образом свои потребности», . это «специфический вид активности человека, направленный на познание и творческое преобразование окружающего мира, включая самого себя и условия своего существования». в силу общественного характера человеческой деятельности она из инстинктивной, какой была у животных — становится сознательной» [22].

    Теория деятельности — система методологических и теоретических принципов изучения психических феноменов. Основным предметом исследования признаётся деятельность, опосредствующая все психические процессы. Данный подход начал формироваться в отечественной психологии в 20-е гг. ХХ в. В 1930-е гг. было предложено две трактовки деятельностного подхода в психологии — С.Л.Рубинштейна, который сформулировал принцип единства сознания и деятельности — один из основных принципов деятельностного подхода в психологии, в его контексте деятельность и сознание рассматриваются не как две формы проявления чего-то единого, различающиеся по средствам эмпирического анализа, а как две инстанции, образующие нерасторжимое единство; и А.Н.Леонтьева, который совместно с другими представителями Харьковской психологической школы неформальной организацией психологов, которые работали в 30-е гг. над развитием идей Л.С.Выготского и над формулированием основ деятельностного подхода в психологии (к этой школе принадлежали: А.Н.Леонтьев, А.Р.Лурия, П.И.Зинченко, А.В.Запорожец, П.Я.Гальперин и др.), разработал проблему общности строения внешней и внутренней деятельности.

    Теория деятельности, разработанная С.Л.Рубинштейном, — реализация деятельностного подхода к анализу психологических феноменов. В качестве предмета анализа здесь рассматривается психика через раскрытие её существенных объективных связей и опосредований, в частности через деятельность. При решении вопроса о соотношении внешнепрактической деятельности и сознания, он исходил из того положения, что нельзя считать «внутреннюю» психическую деятельность как формирующуюся в результате свёртывания «внешней» практической. В его формулировке принципа детерминированности психического внешние причины действуют посредством внутренних условий. При такой трактовке деятельность и сознание рассматриваются не как две формы проявления чего-то единого, различающиеся по средствам эмпирического анализа, а как две инстанции, образующие нерасторжимое единство.

    В теории деятельности А.Н.Леонтьева в качестве предмета анализа рассматривается деятельность. Поскольку сама психика не может быть отделена от порождающих и опосредствующих ее моментов деятельности, и сама психика является формой предметной деятельности. При решении вопроса о соотношении внешнепрактической деятельности и сознания, принимается положение, что внутренний план сознания формируется в процессе свертывания изначально практических действий. При такой трактовке сознание и деятельность различаются как образ и процесс его формирования, образ при этом является «накопленным движением», свернутыми действиями. Этот постулат был реализован во многих исследованиях.

    Важнейшая особенность концепции А.Н.Леонтьева состоит в том, что в ней структура деятельности и структура сознания суть понятия взаимопереходящие, связанные друг с другом в рамках одной целостной системы: «Функционально же их связи взаимны — деятельность и «управляема сознанием», и в то же время в известном смысле сама управляет им» [18].

    А.Н.Леонтьев говорил, что С.Л.Рубинштейн развил мысль о том, что психическое и физическое — это одна и также, а именно рефлекторная отражательная деятельность, но рассматриваемая в разных отношениях и что её психологическое исследование является продолжением её физиологического исследования. А.Н.Леонтьев же, напротив, считал, что исследование движется от психологии к физиологии. Различия между двумя вариантами деятельностного подхода отчётливо формулируются в 40-50-е гг. и затрагивают в основном два круга проблем:

    1. Проблема предмета психологической науки. С точки зрения С.Л.Рубинштейна, психология должна изучать не деятельность субъекта как таковую, а «психику и только психику», правда, через раскрытие её существенных объективных связей и опосредований, в том числе через исследование деятельности. А.Н.Леонтьев, напротив, считал, что деятельность неизбежно должна входить в предмет психологии, поскольку психика неотторжима от порождающих и опосредующих её элементов деятельности, более того: она сама является формой предметной деятельности (по П.Я.Гальперину, ориентировочной деятельностью).
    2. Споры касались соотношения собственно внешнепрактической деятельности и сознания. По С.Л.Рубинштейну, нельзя говорить о формировании «внутренней» психической деятельности из «внешней» практической путём интериоризации: до всякой интериоризации внутренний (психический) план уже наличествует. А.Н.Леонтьев же полагал, что внутренний план сознания формируется как раз в процессе интериоризации изначально практических действий, связывающих человека с миром человеческих предметов. В то же время он утверждал, что С.Л.Рубинштейн при решении проблемы единства сознания и деятельности, не вышел за рамки критикуемой им же дихотомии: сознание по-прежнему рассматривается не в «деятельностном ключе», а как «переживания», «явления», как «внутреннее», а деятельность предстаёт как нечто принципиально «внешнее», и тогда единство сознания и деятельности выступает только как нечто постулируемое, но недосказываемое. А.Н.Леонтьев предлагал свой вариант «снятия» этой дихотомии: действительной противоположностью является противоположность между образом и процессом (последний может существовать как во внешних, так и во внутренних формах). Образ и процесс находятся в единстве, однако ведущим в этом единстве является процесс, связывающий образ с отражаемой действительностью (например, обобщения формируются в процессе реального практического «переноса» одного способа действий в другие условия) [23].
    3. В нашем исследовании мы руководствуемся теорией деятельности, разработанной А.Н.Леонтьевым.

      1.1. Структура деятельности

      В теории деятельности А.Н.Леонтьева предложено структурное строение деятельности, которое предполагает выделение собственно деятельности, действий, операций.

      Среди компонентов деятельности выделяют:

    4. мотивы, побуждающие субъект к деятельности;
    5. цели как прогнозируемые результаты этой деятельности, достигаемые посредством действий;
    6. операции, с помощью которых деятельность реализуется в зависимости от условий этой реализации
    7. Действия — процесс взаимодействия, с каким-либо предметом, который характеризуется тем, что в нем достигается заранее определенная цель.

      С.Л.Рубинштейн [25] писал, что действие, совершаемое человеком, не является совершенно изолированным актом: «оно включается в более обширное целое деятельности данной личности и лишь в связи с ней может быть понято».

      Могут быть выделены следующие составные части действия:

      • принятие решения;
      • реализация;
      • контроль и коррекция.
      • При этом в принятии решения происходит увязывание образа ситуации, образа действия, интегральной и дифференциальной программ. Реализация и контроль осуществляются циклически. В каждом из них происходит использование как усвоенных, так и индивидуально выработанных средств и орудий.

        Виды действий: управляющие, исполнительные, утилитарно-приспо-собительные, перцептивные, мнемические, умственные, коммуникативные.
        Операция — исполнительная единица деятельности человека, соотносимая с задачей и с предметными условиями ее реализации. Операции, при помощи которых человек достигает своих целей, являются результатом овладения общественно выработанными способами действий. В качестве операций рассматриваются, прежде всего, врожденные или рано сформированные перцептивные, мнемические и интеллектуальные акты.

        Та или иная деятельность может начать играть решающую роль в психологических новообразованиях, возникающих в ходе онтогенетического развития человека. Такая деятельность получила обозначение «ведущая деятельность».

        Виды: непосредственное общение младенца с взрослыми; предметно-манипулятивная деятельность в раннем детстве; сюжетно-ролевая игра дошкольного возраста; учебная деятельность школьников; профессионально-учебная деятельность юности [16].

        А.Н.Леонтьев [18] выделил 3 признака ведущей деятельности:

      • в рамках ведущей деятельности возникают и дифференцируются новые виды деятельности (например, ребёнок начинает учиться, играя);
      • в ведущей деятельности формируются и перестраиваются отдельные психические функции (в игре, к примеру, появляется творческое воображение);
      • от неё зависят наблюдаемые в это время изменения личности (в той же игре ребёнок осваивает нормы поведения взрослых людей, взаимоотношения, которые он производит в игровой ситуации, у него формируются этические представления — начинается развитие морального сознания).

    Схематически структура деятельности может быть представлена в виде:

    П (потребность) — деятельность — М (мотив предмет потребности)

    Д (действия) — Ц (цель)

    У (условия достижения цели) — ОП (операция — особая сторона действия)

    Как показали исследования российских психологов (А.Н.Леонтьева, С.Л.Рубинштейна и др.) протекание и развитие различных психических процессов существенно зависят от содержания и структуры деятельности, от её мотивов, целей и средств осуществления.

    В ходе исторического развития изменяются содержание и технические средства деятельности человека, что определяет и формирование его сознания.

    Профессиональная сфера является одной из основных сфер жизнедеятельности человека, многие авторы отмечают её как ведущую область самореализации личности: К.А.Альбуханова-Славская (1991), Л.А.Коросты-лева (2001), А.К.Маркова (1996), Н.С.Пряжников (1997), Л.Росс, А.Нисбетт (1999); Л.А.Рудкевич, Е.Ф.Рыбалко (1997) и др.

    1.2. Профессиональная деятельность и предпосылки её успешности

    Среди многообразных видов социальной деятельности личности особое место занимает профессиональная деятельность. Человек как субъект деятельности большую часть своей жизни посвящает профессиональному виду труда, как главному направлению становления человеческой сущности.

    Н.В.Самоукина [27] даёт описание структуры профессиональной деятельности: термин «профессия» происходит из латинского и французского языков и имеет примерно такое значение: говорить публично, объявлять, заставлять.

    Профессия понимается как общность, как область приложения сил, как деятельность и область проявления личности. Профессионал может преобразовывать свою профессиональную деятельность, внося в неё творческие элементы, расширяя область приложения своих сил, придумывая новые средства, приёмы работы.

    Профессия как трудовая деятельность имеет свою структуру. Н.В.Самоукина описывает её таким образом [27]:

  • заданные цели, представления о результате труда;
  • заданный предмет (исходный материал — не обязательно вещь, но и ситуация неопределённости, любая система, например, социальная, знаковая, художественно-эстетическая и др.);
  • система средств труда (в зависимости от предмета они существенно различаются между собой);
  • система профессиональных служебных обязанностей (заданных трудовых функций);
  • система прав;
  • производственная среда, предметные и социальные условия труда.
  • Личностные изменения, происходящие в ходе профессиональной деятельности, приводят к становлению личности как субъекта деятельности. Э.Ф.Зеер [9] под профессиональным становлением субъекта понимает движение личности в ходе профессионального труда. Профессиональное становление субъекта развёрнуто во времени и охватывает период от начала формирования профессиональных намерений до финиша, который заканчивает активную профессиональную деятельность.

    Е.А.Климов предлагает возможную группировку фаз жизненного пути профессионала, выделяя следующие фазы: оптации, адепта, адаптации, интернала, мастерства, авторитета, наставничества [12].

  • Фаза оптанта или оптации. В данном периоде человек стоит перед проблемой выбора профессии или вынужденной переменой профессии и осуществляет свой выбор. Данная проблема может вставать и перед подростками, и будущими выпускниками средней школы, и профессионалами. Эта фаза завершается формированием реалистического представления о мире труда и своего места в нём, появлением профессионального плана.
  • Фаза адепта или профессиональной подготовки. По мере многолетней профессиональной подготовки у субъекта учебно-профессиональной деятельности происходят существенные изменения в самосознании, в направленности, информированности, умелости.
  • Фаза адаптации молодого специалиста к работе. Имеются различия в социальных, деятельностных нормах учебного заведения и производственного коллектива. В связи с этим специалист должен понять, почувствовать новые нормы, регулирующие его поведение, образ жизни, манеры, внешний облик, освоить «технологические» тонкости профессии и должен научиться соответствовать этим нормам. Профессионал должен адаптироваться к работе.
  • Фаза интернала. На данном этапе развития профессионал приобретает значительный профессиональный опыт, имеет профессиональную направленность, способен самостоятельно выполнять профессиональные основные функции на данном трудовом посту. Профессионал на данном этапе своего развития характеризуется состоявшимся «вхождением в профессию».
  • Фаза мастерства. Данная фаза включает характеристики последующих за нею фаз: авторитета, наставничества. Субъект деятельности способен решать самые сложные профессиональные задачи. Мастер отличается от других специальными качествами, умениями или универсализмом, широкой ориентированностью в своей профессиональной области. Он выработал индивидуальный стиль деятельности, стабильно получает хорошие результаты деятельности.
  • Фаза авторитета. Профессионал является мастером своего дела. Профессиональная деятельность характеризуется высокой успешностью. Несмотря на свой биологический возраст, он успешно решает профессионально — производственные задачи, опираясь на высокий уровень профессионализма, умелость, организаторские способности.
  • Фаза наставничества. Авторитетный мастер своего дела в каждой профессии имеет единомышленников, учеников, которые перенимают его опыт, следуют ему. Жизнь профессионала, несмотря на его биологический возраст, имеет определённую перспективу, смысл в связи с передачей опыта молодым профессионалам, отслеживанием их успехов, посильным включением в их дела.
  • Н.В.Самоукина [27] говорит, что на всех этапах развития человека как профессионала он действует в условиях двух групп факторов: объективных и субъективных, причём теоретически необходимо, чтобы система объективных профессиональных требований находилась в соответствии, взаимной сообразности с субъективными особенностями и возможностями человека-профессионала.

    Объективные факторы — это требования, нормы и ограничения, выдвигаемые со стороны профессии к его труду и наличию у него определённых свойств и особенностей (профессиональных знаний, умений, навыков, профессионально значимых качеств).

    Субъективные факторы — это имеющиеся у данного работника задатки и способности, индивидуально-психологические свойства и особенности, его мотивация и уровень притязаний, а также самооценка, которая интересует нас наиболее всего в данном исследовании.

    Рассмотрим точки зрения некоторых авторов на предпосылки успешности профессиональной деятельности.

    Б.М.Теплов [29] говорил, что успешность профессиональной деятельности зависит от индивидуальных способностей человека, описывая их таким образом: «Способностями можно называть лишь такие индивидуально-психологические особенности, которые имеют отношение к успешности выполнения той или другой деятельности. Однако не отдельные способности как таковые непосредственно определяют возможность успешного выполнения какой-нибудь деятельности, а лишь своеобразное сочетание этих способностей, которое характеризует данную личность», но он делал оговорку: «одной из важнейших особенностей психики человека является возможность чрезвычайно широкой компенсации одних свойств другими, вследствие чего относительная слабость какой-нибудь одной способности вовсе не исключает возможности успешного выполнения даже такой деятельности, которая наиболее тесно связана с этой способностью. Недостающая способность может быть в очень широких пределах компенсирована другими, высокоразвитыми у данного человека. От одаренности зависит не успех в выполнении деятельности, а только возможность достижения этого успеха. Даже ограничиваясь психологической стороной вопроса, мы должны сказать, что для успешного выполнения всякой деятельности требуется не только одаренность, т.е. наличие соответствующего сочетания способностей, но и обладание необходимыми навыками и умениями. Одаренность не является единственным фактором, определяющим выбор деятельности, как не является она и единственным фактором, определяющим успешность выполнения деятельности».

    У каждого человека существует также свой, индивидуальный стиль профессиональной деятельности, влияющий на её успешность или неуспешность. Е.А.Климов считает, что под индивидуальным стилем следует понимать всю систему отличительных признаков деятельности данного человека, обусловленных особенностями его личности: «. индивидуаль-ный стиль есть индивидуально-своеобразная система психологических средств, которым сознательно или стихийно прибегает человек в целях наилучшего уравновешивания своей (типологически обусловленной) индивидуальности с предметными, внешними условиями деятельности. Среди особенностей такого рода, составляющих ядро индивидуального стиля, всегда оказываются две их категории: особенности, благоприятствующие успеху в данной обстановке («А»), и особенности, противодействующие успеху («Б»). При этом следует подчеркнуть чисто функциональный характер этого деления, т.е. одна и та же особенность деятельности может оказаться в одном случае в категории «А», в другом — в категории «Б» в зависимости от характера объективных требований. Предпочтение однообразных неторопливых движений у инертных окажется в категории «А», например, при ручной полировке изделия, и в категории «Б», если стоит задача срочно и часто менять характер движений, например при удержании равновесия на неустойчивой опоре. Формирование индивидуального стиля продвигает личность на все более высокие уровни осуществления деятельности, а значит, и способствует обоснованной реализации принципа «от каждого по способностям» [12].

    Представляя сам термин успеха в профессиональной деятельности, Н.В.Самоукина [27] высказывается о нём следующим образом: «Успех в профессиональной деятельности проявляется, прежде всего, в достижении работником значимой цели и преодолении или преобразовании условий, препятствующих достижению этой цели».

    Н.А.Лаврова [17], анализируя влияние личностных особенностей на успешность профессиональной деятельности в системе «человек-человек» показала в своём исследовании, что требования, определяющие успешную профессиональную деятельность, более чем разнообразны. Ею выявлено, что субъект трудовой деятельности как личность характеризуется определённой специфической совокупностью устойчивости личностных образований, в которую входят: мотивы, установки, иерархическая система сложившихся субъективных отношений, направленность, способы поведения и реагирования, характерологические особенности и другие структуры, определяющие своеобразие его индивидуально-психологических проявлений в профессиональной деятельности.

    Мы принимаем утверждения всех вышеприведённых авторов по данной теме, так как они не противоречат друг другу, а, скорее, дополняют друг друга, способствуя лучшему пониманию факторов, от которых может зависеть успех в профессиональной деятельности.

    Таким образом, становится видно, что успех в профессиональной деятельности может быть вызван различными причинами. Но подробнее всего мы остановимся на самооценке человека, так как именно она является наиболее значимой для нашего исследования. Однако предварительно хотелось бы рассмотреть специфику профессиональной военной деятельности.

    1.3. Характеристика деятельности военнослужащих

    Военная служба — явление сложное во многих от­ношениях. Сюда входят различные виды военно-профессиональной и специальной деятельности. Одни из них опреде­ляются видами оружия и боевой техники, другие выделяют­ся на основе разделения функций по подготовке и ведению боя (разведка и другие виды боевого обеспечения) и его всестороннему обеспечению — техническому, материально­му, медицинскому. Кроме того, воинская деятельность делится по вертикали на командную, штабную, политическую, инженерно-техническую, военно-педагогическую и другие виды. Все они имеют свою психологическую специфику [30].

    По характеру психологического обеспечения воинская деятельность разделяется на ряд форм. Одни требуют от воинов непродолжительного, но предельного напряжения сил, вплоть до самопожертвования, другие — длительного усилия, мужества, физической и моральной выносливости. В одном случае требуется преимущественно сенсорно-мыслительная активность, в другом — внешняя, практическая, связанная с расходованием физической энергии. Деятельность может носить операторский и неоператорский характер. Задачи мо­гут быть опасные и неопасные, трудоемкие и сравнительно легкие, простые и сложные. Исходя из всего этого и на ос­нове обобщенной психологической характеристики, выделя­ются некоторые виды воинской деятельности.

    Работа — разновидность воинской деятельности, имею­щая сравнительно простую структуру обычно повторяющих, действий и взаимодействий, с относительно равномерным распределением нагрузки по времени, например, инженерное оборудование боевого порядка, обслуживание техники, хо­зяйственные работы, некоторые виды эксплуатации оружия и боевой техники.

    Боевое дежурство — действия военнослужащих, сос­тоящие в поддержании постоянной высокой готовности к тому, чтобы принять активные меры в случае усложнения обстановки: обнаружения цели (противника), получения команды (сигнала) и т.д. Деятельность этого типа является в психологическом отношении чрезвычайно напряженной. Некоторые наблюдения и эксперименты показывают, что люди, находящиеся в состоянии постоянного профессиональ­ного ожидания, иногда оказываются неспособными быстро перейти к активным действиям, теряются и фактически не выполняют того, для чего они предназначены [2].

    Учеба — разновидность сложной индивидуальной и групповой деятельности, направленной на приобретение зна­ний, навыков и умений, на формирование качеств, необхо­димых для поддержания постоянной боевой готовности и ведения боевых действий. Важной задачей учебы является слаживание, сколачивание подразделений и частей, то есть формирование коллективного боевого мастерства. Учеб­ная деятельность организуется в условиях, максимально приближенных к боевой обстановке. Она характеризуется повышенной познавательной активностью, источниками ко­торой (мотивами) являются сознание воинского долга, интерес к военным знаниям, борьба за выполнение социали­стических обязательств и др.

    Боевая деятельность — такой вид воинской дея­тельности, которая осуществляется в условиях боя, войны. Она характеризуется: большой социально-политической зна­чимостью, практическим применением оружия и боевой тех­ники, своеобразием целей (уничтожение противника), экс­тремальными условиями (опасность, внезапность и т.д.); необычайно высоким напряжением всех сил воинов. В бое­вой деятельности в психологическом отношении выделяются бросок, поединок (борьба).

    Бросок — действие, в котором исключительно трудное начало, связанное с необходимостью решиться, отважиться на опасный рискованный шаг. Иногда это кратковременное, даже мгновенное, действие, выполнение которого, тем не менее, требует большого, порой предельного, волевого усилия, преодоления внутреннего сопротивления — чувства страха, неизвестности, неуверенности в положительном исходе на­чинания и других внутренних трудностей. Начало движения в атаку, прыжок с парашютом, проникновение в горящее по­мещение или погружение в холодную воду — примеры дей­ствий, выполнение которых начинается с преодоления зна­чительного психологического препятствия. Речь идет о действительно психологическом (внутрен­нем) препятствии, так как очевидно, что, например, лежа­щему человеку физически совершенно не трудно встать, точ­но так же физически легко сделать полшага для прыжка. Некоторые воины-водители, имеющие опыт преодоления та­кого рода препятствий, говорят о своих переживаниях так: «Знаю, что надо двигаться вслед за разрывами снарядов, хо­чу нажать на «газ», но нога не слушается». Подготовка вои­на, формирование бойцовского характера непременно вклю­чают выработку решительности, способности к броску.

    Поединок (борьба) — типичная форма боевой деятельности, ее важнейшее отличительное свойство. Это борьба человека с человеком, с конкретным противником, специфическое (отрицательное) взаимодействие с ним с целью нанести ему максимальный ущерб, вплоть до полного уничтожения, и в то же время сохранить себя и свои силы. Нередко, однако, победа достигается, когда есть решимость отдать все для нее, в том числе и саму жизнь. В вооружен­ном противоборстве успех зависит от воли, способности к максимальному напряжению сил, от умения разгадывать за­мыслы и намерения противника и скрывать свои планы, способности превзойти его, скажем, в скорости движения и развертывания, точности огня, качестве и оперативности ре­шений, скрытности, разведке и маскировке, уровне боевой выучки, дисциплины, качестве оружия [30].

    2. САМОСОЗНАНИЕ ЛИЧНОСТИ

    Становление человека как субъекта деятельности неразрывно связано с развитием самосознания. В осуществлении различных видов активности субъекта, в том числе его деятельности, общения, поведения, значительная роль принадлежит самосознанию. В процессе практической деятельности человек как субъект (человек на характерном для него высшем уровне активности, целостности, автономности), характеризуется совокупностью деятельностей и мерой их продуктивности, преобразует социальный мир, а также и самого себя. Изменяя мир, человек глубже понимает и его, и самого себя как субъекта деятельности (личность, имеющая определённые права, обязанности и выполняющая определённые роли и функции).

    Психологический словарь [22] определяет самосознание как осознанное отношение человека к своим потребностям и способностям, влечениям и мотивам поведения, переживаниям и мыслям, выражающимся также в эмоционально-смысловой оценке своих субъективных возможностей, выступающих в качестве основания целесообразных действий и поступков.

    В основе самосознания лежит способность человека отличать себя от своей собственной жизнедеятельности, возникающая в общении при формировании первичных способов человеческой жизнедеятельности. Отношение к своему бытию, опосредованное совместной (в общении осуществляемой) деятельностью, способствует формированию определённого представления о себе самом как о способном на общественно значимые поступки и действия. Представления о себе (субъективный образ своего «Я») складывается под влиянием оценочного отношения других людей при соотнесении мотивов, целей и результатов своих поступков и действий с канонами и социальными нормами поведения, принятыми в обществе.

    С.Л.Рубинштейн [26] пишет, что проблема психологического изучения личности завершается раскрытием её самосознания. Он считал, что развитие самосознания проходит ряд ступеней: от наивного неведения в отношении самого себя до всё более углублённого самопознания, соединяющегося затем со всё более определённой и иногда резко колеблющейся самооценкой. С.Л.Рубинштейн высказал суждение о трёхкомпонентной структуре самосознания: переживаемое отношение к себе, отношение к другому человеку и воспринимаемое (или ожидаемое) отношение другого.

    И.И.Чеснокова [31] рассматривает самосознание как сложный психологический процесс, заключающийся в восприятии личностью многообразных «образов» самого себя в различных ситуациях деятельности и в соединении этих образов в целостное единое образование — в представление, а затем в понятие о собственном «Я». Процесс самопознания тесно связан с разнообразными переживаниями, которые в дальнейшем обобщаются в эмоционально-ценностное отношение личности к себе. Обобщённые результаты познания себя и эмоционально-ценностного отношения закрепляются в соответствующую самооценку, которая становится регулятором поведения личности. Таким образом, И.И.Чеснокова рассматривает самосознание как единство трёх сторон: самопознания, эмоционально-ценностного отношения к себе и саморегулирования поведения. Самосознание является динамичным образованием психики, находится в постоянном движении не только в онтогенезе, но и в постоянном функционировании.

    Структура самосознания личности представляет собой взаимодополняющее соединение трех подструктур: когнитивной, аффективной и поведенческой.

    Когнитивная подструктура включает осознание себя в системе деятельности, в системе детерминированных этой деятельностью межличностных отношений и в системе его личностного развития. Постепенно на основе представления о себе в отдельных ситуациях, на основе мнения коллег складывается устойчивая Я-концепция, придающая ему чувство профессиональной уверенности или неуверенности.

    В аффективно-оценочном отношении к себе различают оценку своих сегодняшних возможностей (актуальная самооценка), вчерашних (ретроспективная самооценка) и будущих достижений (потенциальная или идеальная самооценка), а также оценку того, что думают о нем другие (рефлексивная самооценка). По мнению А.К.Марковой [19], если актуальная оценка выше ретроспективной, а идеальная выше актуальной, это говорит о росте профессионального самосознания.

    И, наконец, третий компонент профессионального самосознания — поведенческий — означает способность действовать на основе знаний о себе и отношения к себе.

    Исходя из вышеизложенного понимания самосознания, раскрывающего его содержательный аспект, можно вычленить следующее: человек как социальное существо осознаёт себя членом общества, группы: возрастной, половой, профессиональной, семьи и так далее, свой социальный статус, роли, социальные связи с другими людьми. Объектом самосознания является сама личность, как познающий субъект, которая осознаёт свои личностные особенности: направленность и отношения, психические состояния, процессы, свойства, характер, способности; проявления собственной активности: поступки, взаимоотношения с окружающим миром; осознаёт себя субъектом познания, общения и труда.

    Теперь мы обратимся к анализу Я — концепции — содержательной стороны самосознания.

    2.1. «Я»-концепция

    И.Ю.Кулагина, В.Н.Колюцкий [16] говорят, что формирование «Я»- концепции — важнейший этап в развитии самосознания.

    У.Джемсу принадлежит первая концепция личностного «Я», рассматриваемая в контексте самопознания. С его точки зрения глобальное, личностное «Я» является двойственным образованием, состоящем из двух составляющих — «Я-сознающего» и «Я-как объекта». Эти две стороны самосознания всегда существуют одновременно. В состав «Я-как объекта» включаются: материальное «Я» (одежда, дом, семья), физическое «Я» (тело), социальное «Я» (общественное признание человека, его репутация), духовное «Я» (сам «мыслящий» субъект). Джемс рассматривает действующее «Я» — как субъекта мысли, но при характеристике эмпирического «Я» выходит за пределы сознания [8].

    И.С.Кон [13] выделяет следующие аспекты проблемы «Я»:

  • «Я» — идентичность (самость). Человек при изменениях окружающей среды сохраняет некоторую идентичность, поддерживая и воспроизводя собственную структуру.
  • «Эго» — (субъективность). С данным представлением связана субъективность сознания, понятие действующего лица, наблюдателя, которое получило название «Я». При изучении данного аспекта внимание исследователей направлено на процессы и механизмы сознательной саморегуляции поведения.
  • «Образ Я». При изучении Я-образов рассматриваются конкретные процессы и механизмы самосознания, степень адекватности самооценок, структурные компоненты Я-образов и динамика их изменения, роль и значение самосознания в общем, балансе психической деятельности.
  • Вышеуказанные аспекты проблемы «Я» являются взаимосвязанными и предполагают друг друга: «Идентичность психики и поведения индивида невозможна без какого-то единого регулятивного начала, которого требует самосознание. «Эго» как регулятивный механизм предполагает преемственность психической деятельности и наличие информации о себе. «Образ Я» как бы достраивает идентичность и субъективность личности и одновременно корректирует её поведение».

    В процессе отражения человеком самого себя формируется Я-образ. «Наряду с «Я» как субъектом активным, действующим и субъективным, — подчёркивает И.С.Кон, — необходимо выделять «Я» как объект восприятия, мышления, то есть объектное, рефлексивное, категориальное «Я», или «образ Я», понятие «Я», или «Я — концепцию». И.С.Кон понимает «образ Я» как социальную установку (установочную систему), позволяющую представить его структуру не как случайный набор компонентов, а как некоторую систему когнитивных, эмоциональных и поведенческих признаков.

    «Образ Я» рассматривается Чесноковой И.И. [31] в контексте самосознания личности. Самосознание выступает как особо сложный процесс опосредованного познания личностью себя, развёрнутый во времени. Обобщённый «образ Я» формируется в процессе интеграции множества единичных, конкретных образов в ходе самовосприятия, самонаблюдения, самоанализа. В нём отражены общие, специфические и существенные черты данного субъекта. «Образ Я» является определённым итогом процесса самопознания. Обобщённый «образ Я» является, согласно автору, тождественным понятию «Я». Понятие «Я» влияет на мировосприятие, обусловливает основную линию поведения личности.

    У Бернса «Я-концепция» представлена в виде иерархической структуры. Её вершину составляет глобальная «Я-концепция», включающая всевозможные грани индивидуального самосознания. Это чувство собственной преемственности, неповторимости. Основываясь на том, что «образ Я» и самооценка образуют неразрывное единство, и предрасполагают индивида к определённому поведению, автор рассматривает глобальную «Я-концепцию» как совокупность установок индивида, направленных на себя. Выделяются три основные модальности самоустановок:

  • Реальное «Я» — это установки, связанные с тем, как индивид воспринимает свои актуальные психологические особенности, роли, статус, то есть представления о том, какой он есть на самом деле.
  • Зеркальное (социальное) Я — это установки, связанные с представлениями индивида о том, каким его видят другие люди.
  • «Идеальное» Я — установки, связанные с представлением о том, каким он хотел бы быть [3].
  • Я-образ или Я-концепция является важной характеристикой личности. Человек воспринимает различные характеристики своего «Я». Эти восприятия организуются в более или менее объективный, связанный, устойчивый целостный образ.

    Итак, структура Я-концепции схематически может быть представлена следующим образом:

    2.2. Самооценка как фактор человеческой личности и её истоки

    В рамках Я-концепции, как содержательной стороны самосознания, исследователи определяют самооценку как оценку личностью самой себя, своих возможностей, качеств, и места среди других людей.

    «Самооценка — ценность, значимость, которой индивид наделяет себя в целом и отдельные стороны своей личности, деятельности, поведения. Самооценка выступает как относительно устойчивое структурное образование, компонент Я-концепции, самопознания, и как процесс самооценивания. Основу самооценки составляет система личностных смыслов индивида, принятая им система ценностей. Рассматривается в качестве центрального личностного образования и центрального компонента Я-концепции» [21].

    Самооценка интерпретируется как личностное образование, принимающее непосредственное участие в регуляции поведения и деятельности человека, как автономная характеристика личности, её центральный компонент, формирующийся при активном участии самой личности и отражающий своеобразие её внутреннего мира.

    Т.Шибутани [32] говорит о самооценке так: «Если личность — это организация ценностей, то ядром такого функционального единства является самооценка».

    Б.Г.Ананьев [1] высказал мнение, что самооценка является наиболее сложным и многогранным компонентом самосознания (сложный процесс опосредованного познания себя, развёрнутый во времени, связанный с движенизанный с движени ситуативных образов через интеграцию подобных ситуативных образов в целостное образование — понятие собственного Я), являющимся прямым выражением оценки других лиц, участвующих в развитии личности.

    Самооценку рассматривают и как элемент самоотношения, наряду с самоуважением, самосимпатией, самопринятием и т.п. Так И.С.Кон [13] говорит о самоуважении, определяя его как итоговое измерение «Я», выражающее меру приятия или неприятия индивидом самого себя.

    А.Н.Леонтьев [18] предлагает осмыслить самооценку через категорию «чувство» как устойчивое эмоциональное отношение, имеющее «выраженный предметный характер, который является результатом специфического обобщения эмоций». Самооценка является основой внутренней мотивации и тесно связана с процессом познания.

    Структура самооценки представлена двумя компонентами — когнитивным и эмоциональным. Первый отражает знания человека о себе, второй — его отношение к себе как меру удовлетворённости собой.

    В деятельности самооценивания эти компоненты функционируют в неразрывном единстве: в чистом виде не может быть представлено ни то, ни другое. Знания о себе, приобретаемые субъектом в социальном контексте, неизбежно обрастают эмоциями, сила, и напряженность которых определяется значимостью для личности оцениваемого содержания.

    Основу когнитивного компонента самооценки составляют операции сравнения себя с другими людьми, сопоставление своих качеств с выработанными эталонами, фиксация возможной рассогласованности этих величин.

    Самооценка характеризуется по следующим параметрам:

  • уровню — высокая, средняя, низкая;
  • соотношению с реальной успешностью — адекватная и неадекватная;
  • особенностям строения — конфликтная и бесконфликтная;
  • характеру временной отнесённости — прогностическая, актуальная и ретроспективная самооценка.
  • В психологическом словаре говорится: «Самооценка развитого индивида образует сложную систему, определяющую характер самоотношения индивида и включающую общую самооценку, отражающую уровень самоуважения, целостное принятие или непринятие себя, и парциальные, частные самооценки, характеризующие отношение к отдельным сторонам своей личности, поступкам, успешности отдельных видов деятельности. Самооценка может быть разного уровня осознанности» [22].

    В качестве средств или стандартов самооценки применяются такие параметры как: ценностные ориентации и идеалы личности (Петровский А.В.), мировоззрение (Рубинштейн С.Л.), уровень притязаний (Божович Л.И., Хекхаузен Х. и др.), «Я-концепция» (Соколова Е.Т., Столин В.В.), требования, предъявляемые коллективом (Савонько Е.И.).

    Самооценка является доминирующей, а её выражением считается уровень притязаний, заключает Л.В.Бороздина [6]. То есть уровень притязаний считается проявлением самооценки в действии личности. Подобная проблема возникает и в различении понятий самооценки и мотивации достижения.

    Уровень притязаний характеризует: 1) уровень трудности, достижение которого является общей целью серии будущих действий (идеальная цель); 2) выбор субъектом цели очередного действия, формирующейся в результате переживания успеха или неуспеха ряда прошлых действий (уровень притязаний в данный момент); 3) желаемый уровень самооценки личности (уровень «Я»).

    Стремление к повышению самооценки в условиях, когда человек свободен в выборе степени трудности очередного действия, приводит к конфликту двух тенденций — тенденции повысить притязания, чтобы одержать максимальный успех, и тенденции снизить их, чтобы избежать неудачи. Переживание успеха (или неуспеха), возникающее вследствие достижения (или недостижения) уровня притязаний, влечет за собой смещение уровня притязаний в область более трудных (или более легких) задач. Снижение трудности избираемой цели после успеха или ее повышение после неудачи (атипичное изменение уровня притязаний) говорят о нереалистичном уровне притязаний или неадекватной самооценке.

    Постулат, выдвинутый У.Джемсом [8] звучит так: «Самооценка прямо пропорциональна успеху и обратно пропорциональна притязаниям, то есть потенциальным успехам, которых индивид намеревался достичь». В виде формулы это может быть представлено таким образом:

    Самооценка = притязания / возможности.

    Подводя итоги, можно сделать заключение: самооценка — компонент самосознания, имеет рефлексивную природу, включает в себя такие элементы как: образ «Я-реального», «Я-идеального», результат сопоставления этих образов и самоотношение к результату сопоставления. Самооценка является рефлексивным компонентом самосознания, выполняющим регулирующую функцию.

    Самооценка играет очень важную роль в организации результативного управления своим поведением, без нее трудно или даже невозможно самоопределиться в жизни.

    От самооценки зависят взаимоотношения человека с окружающими, его критичность, требовательность к себе, отношение к успехам и неудачам.

    Самооценка тесно связана с уровнем притязаний человека, т.е. степенью трудности целей, которые он ставит перед собой. Расхождение между притязаниями и реальными возможностями человека ведет к тому, что он начинает неправильно себя оценивать, вследствие чего его поведение становится неадекватным (возникают эмоциональные срывы, повышенная тревожность и др.). Самооценка получает объективное выражение в том, как человек оценивает возможности и результаты деятельности других (например, принижает их при завышенной самооценке).

    Уверенность в себе, наряду с ощущением собственной значимости, рождает убеждённость в своей правоте и смелость в выражении убеждений. Эта установка и соответствующие ожидания обеспечивают им не только более независимый статус в социальных отношениях, но и немалый творческий потенциал, способность к энергичным и позитивным социальным действиям. В групповых дискуссиях они обычно занимают активную позицию. По собственному признанию, они не испытывают особых затруднений, сближаясь с новыми людьми, готовы выразить своё мнение, зная, что оно будет встречено враждебно. Важной особенностью детей с высокой самооценкой является то, что они меньше заняты своими внутренними проблемами.

    Поведение людей с высокой самооценкой [3] противоположно хорошо известной психотерапевтам картине поведения людей, испытывающих депрессивное состояние. Для последних характерна пассивность, неуверенность в себе, в правильности своих наблюдений и суждений, они не находят в себе сил, чтобы влиять на других людей, противостоять им, не могут с лёгкостью и без внутренних колебаний выразить своё мнение.

    Л.Пепло, М.Мицелии Б.Морали высказывают мнение о том, что низкая самооценка может быть и причиной и следствием одиночества. Ими говорится, что низкая самооценка — это некая совокупность мнений и поведения, мешающая установлению или поддержанию удовлетворительных социальных отношений. Люди с низкой самооценкой интерпретируют социальные взаимодействия самоуничижительно. Они склонны относить неудачи в общении за счёт внутренних, самообвиняющих факторов [7].

    Такие люди более остро реагируют на призыв к общению и отказ в нём. Индивиды с низкой самооценкой особенно отзывчивы по отношению к партнёрам-друзьям и особенно враждебно настроены по отношению к отвергнувшим их партнёрам. Люди с низкой самооценкой интерпретируют неоднозначный социальный обмен в большей мере как негативный, нежели люди с высокой самооценкой.

    Люди с высокой самооценкой не огорчаются, когда их критикуют, и не опасаются быть отвергнутыми. Они скорее готовы поблагодарить за «конструктивный совет». Получив отказ, они не воспринимают его как унижение своей персоны. Причины его они рассматривают иначе: следовало приложить больше усилий, не идти напролом; просьба была чрезмерна или, наоборот, несущественна; время и место были выбраны неудачно; человек, давший отказ, сам страдает от каких-то проблем и потому нуждается в понимании. В любом случае причины отказа — не в них, а вне их; эти причины следует проанализировать, чтобы перегруппировать свои силы и предпринять новое наступление более надёжными средствами. Таким людям легко быть оптимистами: они чаще добиваются своего, чем проигрывают.

    Человек с низкой самооценкой, напротив, выглядит потерянным. Он (она), как правило, более пассивен, внушаем и менее популярен. Такие люди чрезмерно чувствительны к критике, считая её подтверждением своей неполноценности. Они с трудом воспринимают, и комплименты. Исследователи отмечают в целом более высокую невротичность людей с низкой самооценкой по сравнению с теми, у кого самооценка высока. Весьма одарённые люди могут выступать сами для себя злейшими врагами, если их самооценка занижена

    «. Если человек застенчив, как правило, он страдает низкой самооценкой; — пишет Ф.Зимбардо [10], — там, где самооценка высока, нет и речи о застенчивости».

    Вирджиния Н.Квинн [11] пишет об исследованиях, проведённых Левануэем и Уайли, позволивших заключить, что люди с положительными «Я»-концепциями склонны терпимее относиться к окружающим, им легче смириться со своими неудачами, которые у них происходят реже, так как работают они эффективнее людей с низкой самооценкой; высокая самооценка обычно сочетается с такими качествами, как самостоятельность и искренность; люди с положительными представлениями о себе склонны полагаться на самих себя и потому охотнее принимают критику и советы.

    Продолжая опираться в своих суждениях на исследования вышеприведённых авторов, Вирджиния Н.Квинн говорит, что люди с низкой самооценкой болезненно воспринимают критику и склонны во всех неудачах винить себя; они легко поддаются давлению, — «. поскольку им не хватает уверенности в себе, ими обычно можно манипулировать; они падки на лесть и критикуют других, чтобы вырасти в собственных глазах; большинство людей с низкой самооценкой предпочитают работать над простыми задачами, так как тогда они уверены в успехе. Некоторые исследования показывают, что низкая самооценка является фактором, способствующим возникновению склонности к мошенничеству, употреблению наркотиков и многим видам правонарушений» [11].

    Т.Шибутани [32] говорит: «Когда человек не может принимать себя таким, каков он есть на самом деле, основные усилия направляются скорее на самозащиту, чем на самопознание».

    Обобщая взгляды различных исследователей, можно прийти к заключению, что все они едины в своём мнении по поводу негативного влияния неадекватной либо заниженной самооценки на социальное поведение человека, то есть на поведение человека в обществе.

    3. ВЗАИМОСВЯЗЬ САМООЦЕНКИ И УСПЕШНОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

    3.1. Особенности самооценки у военнослужащих

    Самооценка связана с одной из центральных потребностей человека — потребностью в самоутверждении, со стремлением человека найти свое место в жизни, утвердить себя как члена общества в глазах окружающих и в своем собственном мнении.

    Проведенное исследование на курсантах Воронежского ВАИУ позволило выявить следующие особенности проявления самооценки (таблица 1).

    Дать характеристику самооценка