Волкова аН Психологическое консультирование семейных конфликтов

Волкова аН Психологическое консультирование семейных конфликтов

В ПОМОЩЬ ПРАКТИЧЕСКОМУ ПСИХОЛОГУ

ОПЫТ ИССЛЕДОВАНИЯ СУПРУЖЕСКОЙ НЕВЕРНОСТИ

Семейное консультирование сталкивается со следующими видами деструкции семейных отношений: ссора, конфликт, кризис, развод. Каждый тип деструкции может быть охарактеризован такими параметрами, как масштаб нарушений, их обратимость, тяжесть. Так, ссора — неглубокое, захватывающее лишь один аспект семейной жизни, легко обратимое расстройство отношений. Конфликт захватывает ряд сторон семейной жизни, отличается большей глубиной и меньшей вероятностью пройти бесследно. Кризис захватывает практически все значимые стороны семейных отношений, требует их кардинальной перестройки, отличается значительной глубиной. Развод — это фактический распад отношений. При этом не имеет значения официальное расторжение брака, важно такое состояние супружества, когда отношения полностью нарушены, вероятность их восстановления проблематична.

Измена как вариант нарушения супружеской жизни стоит особняком в предложенном ряду типов семейной деструкции, так как качественно отличается от любого из них. Супружеская неверность может встречаться в практически здоровых семьях, может отсутствовать в разрушенных. Область ее действия — сексуально-любовные отношения супругов, тогда как ссора, конфликт, кризис такой качественной определенности не имеют и могут развиваться в области бытовых, досуговых, экономических и иных отношений.

Таким образом, неверность — один из типов супружеской деструкции, которая захватывает область супружеских чувств. Любовь для современной семьи — важное основание брака, нередко выступающая как единственный мотив его заключения и существования. Поэтому измена может вести к распаду брака или к серьезному кризису. Отметим, что измена касается не семейных отношений, но лишь супружеских, так как ее участники — лишь брачные партнеры, но не любые члены семьи. Вовлечение в переживание измены других домочадцев ничего не меняет в ее сущности.

В нашей практике семейного консультирования супружеская неверность встречается довольно часто — примерно каждый четвертый случай. Помощь семье при супружеской неверности особенно сложна и деликатна, так как измена

1) угрожает целостности семьи;

2) затрагивает важные основы семьи — супружеские чувства;

3) переносится на иные стороны семейной жизни, разрушая бытовые, экономические, досуговые и иные отношения;

4) сопровождается переживанием ревности, привносящей в семейную драму глубокие аффекты, разрушительные сами по себе;

5) затрагивает чувство чести и личного достоинства, что делает измену не только межличностным, но и индивидуально-личностным феноменом.

Супружескую неверность можно анализировать с точки зрения причин, динамики, обстоятельств свершения, психологии участников, отношения к

ней общественного мнения, последствий для семьи, переживания ее супругами и т. д. Рассмотрим некоторые из них. Что касается причин измены, нам удалось выявить следующие.

1. Новая любовь. Как правило, такая причина измен характерна для браков, в которых изначально любовь была незначительной или вовсе отсутствовала: рассудочные, рациональные или вынужденные браки, основанные на выгоде, традиции, страхе одиночества или иных побуждений.

2. Возмездие. Ряд супружеских измен основан на желании отомстить за неверность супруга, чтобы восстановить чувство собственного достоинства.

3. Поруганная любовь. Измена встречается в браках с невзаимным чувством. Один из супругов страдает от неприятия его любви, безответности чувства. Это побуждает утолить его в другом партнерстве, где взаимность возможна. Иногда изменяющий сам не любит нового партнера, но откликается на его чувство, сочувствуя безответно любящему его человеку.

4. Поиск новых любовных переживаний. Этот тип измен характерен для супругов со значительным стажем совместной жизни, когда чувства поблекли. Он встречается также в семьях с гедонистической моралью, когда от жизни берется все возможное. Такой вариант измен может случаться под влиянием зарубежных образцов «красивой жизни», как подражание сексуальной свободе.

5. Восполнение. При этом типе измен человек компенсирует недостаток любовных отношений, который возникает из-за длительных разлук, болезни супруга и иных ограничений на полноту любви в браке.

6. Тотальный распад семьи. В данном случае измена — это фактически создание новой семьи, когда прежняя по тем или иным причинам воспринимается нежизнеспособной.

7. Случайная связь. Как правило, такая измена не характеризуется регулярностью, она бывает спровоцирована определенными обстоятельствами (опьянение, удобный случай, настойчивость партнера и пр.).

Переживание измены можно объединить в единый синдром психических реакций, основа которых — ревность. В нашей литературе ревность рассматривается в рамках психиатрии как патологический феномен. Однако мы убедились, что она довольно распространенный феномен дружеских, супружеских, любовных отношений — тех, которые можно назвать партнерскими. В отличие от деловых, иерархических и общественных, партнерские отношения — личные, это отношения людей равных. Партнерство характеризуется высокой степенью интимности, избирательности, личностной значимости. Для партнеров их отношения имеют глубокий жизненный смысл, они уникальны, незаменимы иными отношениями, так как связаны с удовлетворением глубинных потребностей, индивидуальными жизненными планами, сильной психической зависимостью друг от друга.

Ревность возникает как реакция на угрозу распада партнерства в ситуации соперничества. Угроза — одно из условий ревности, так как, согласно Э. Линдеманну [1], при реальном распаде партнерства возникают реакции горя. Угроза может быть реальной, когда существует соперник, претендующий на партнера и имеющий шанс его завоевать, и мнимой, когда наличие соперника основывается на предположениях, вызванных охлаждением чувств в партнерстве, или противоречивым, подозрительным поведением партнера, или отсутствием в партнерстве информации о характере отношений (например, при разлуке).

Консультирование измены при реальном сопернике гораздо легче, так как можно влиять на отношения в треугольнике, можно привлечь соперника к анализу ситуации. При мнимом сопернике ревность легко становится патологической, бредовой. Однако отметим, что мнимый или реальный соперник — второе важное условие ревности, так как соревнование с ним за право обладать партнером составляет суть ревности.

Реакции ревности можно классифицировать по нескольким основаниям:

по критерию нормы — реакции нормальные и патологические, по содержательному критерию — аффективные, когнитивные, поведенческие, по типу переживания — активные и пассивные, по интенсивности — умеренные и глубокие, тяжелые.

Нормальные, непатологические реакции ревности отличаются адекватностью ситуации, понятны многим людям, подотчетны субъекту, нередко он может их контролировать. Патологическая ревность имеет противоположные характеристики.

В каждом конкретном случае в ревности могут преобладать когнитивные, аффективные или поведенческие реакции, а также их комбинации.

Когнитивные реакции выражаются в стремлении анализировать факт измены, искать ее причину, искать виновного (я—он (она) — соперник), выстраивать прогноз ситуации, прослеживать предысторию, т. е. создать картину события. В острых случаях личная история переносится в общий план, обрастает доморощенными теориями о нравах, исторических корнях неверности, мужской и женской психологии и т. п. Когнитивные реакции больше выражены у лиц астенического склада, интеллектуалов.

Аффективные реакции выражаются в эмоциональном переживании измены. Наиболее характерные эмоции — отчаяние, страх, гнев, ненависть и презрение к себе и партнеру, чувство неполноценности, любовь и надежда. В зависимости от типа личности аффективные реакции протекают на фоне меланхолической депрессии или гневной ажитации. Преобладание аффективных реакций наблюдается у лиц художественного, истероидного, эмоционально-лабильного склада.

Поведенческие реакции выступают в виде борьбы или отказа. Борьба выражается в попытках восстановить отношения (объяснения), удержать партнера (просьбы, уговоры, угрозы, давление, шантаж), устранить соперника, затруднить встречи с ним, привлечь внимание к себе (вызывание жалости, сочувствия, иногда кокетство). При отказе восстановить отношения связь с партнером обрывается или приобретает характер дистантной, официальной.

В процессе консультирования необходимо выявить репертуар реакций ревности, так как суть коррекции — разрушение сценария клиента.

По типу переживания реакции ревности делятся на активные и пассивные. При активных реакциях, характерных для стеничных и экстравертированных личностей, субъект ищет нужную информацию, открыто выражает свои чувства, стремится вернуть партнера, соревнуется с соперником. При пассивных реакциях астеничные и интравертированные личности не предпринимают последовательных попыток повлиять на отношения, реакции ревности протекают во внутреннем плане. В этих случаях важно вызвать активное отреагирование человека на проблему, с которой он столкнулся, и ее осознание.

Такая характеристика ревности, как ее интенсивность (глубина и длительность), зависит от ряда обстоятельств. Во-первых, можно отметить влияние характера отношений с партнером. Если измена происходит на фоне тяжелых и конфликтных отношений, субъективно она воспринимается как естественное следствие. Острые и глубокие реакции ревности являются также результатом полной неожиданности измены, внезапности на фоне благополучного супружества. Переживание измены зависит от того, насколько часто встречались подобные ситуации в опыте субъекта: тяжело переживают измену лица, впервые с ней столкнувшиеся. Измена больнее ранит доверчивого и преданного человека, у которого она не вписывается в шаблон нравственности отношений. Ревность становится затяжной, если ситуация не разрешается, партнер ведет себя противоречиво, не давая определенного решения. Для ряда людей очень важно раскаяние партнера, откровенное объяснение. Если об измене стало известно третьим заинтересованным лицам и они вмешиваются в ход событий, это осложняет и углубляет ситуацию, делая ее уже не межличностным, но социально-психологическим феноменом.

Однако больше всего реакции на измену зависят от склада личности ревнующего. Так как реакции ревности основаны на любви к партнеру и страхе потерять его, то они зависят от силы любви и глубины страха. Особенно велико влияние недифференцированного страха, когда утрата партнера воспринимается как нарушение всей жизни, даже тех ее сфер, которые от партнера не зависят. Усиление реакции ревности характерно при следующих личностных особенностях:

1) инертные психические процессы, затрудняющие осознание, отреагирование и действие в данной ситуации;

2) идеалистический настрой, особенно в области межличностных отношений, при котором личность не допускает никаких компромиссов в любовной жизни;

3) выраженное собственническое отношение к вещам и лицам; в этом случае измена не только подрывает связь с партнером, но угрожает постоянству и устойчивости вещного мира, подрывает стремление к обладанию;

4) завышенная или заниженная самооценка. Измена всегда задевает чувство собственного достоинства личности. При завышенной самооценке наблюдается деспотический вариант переживания ревности, при заниженной — личность остро переживает собственную неполноценность [2];

5) одиночество, скудость межличностных связей, при которой партнера некем заменить;

6) чувствительность личности к предательствам разного рода в иных партнерствах;

7) сильная зависимость от партнера в достижении каких-либо жизненно значимых целей (карьера, материальная обеспеченность и пр.).

Терапия ревности сложна, так как это глубоко личностная реакция, вызванная крахом важных основ жизни человека. Выбор направления и методов терапии зависит от типа личности ревнующего, репертуара реакций ревности и исхода измены. Измена как ситуация может разрешиться восстановлением партнерства, привести к его распаду и может остаться неразрешенной. Переживание ревности не обязательно адекватно исходу измены, может быть самостоятельным феноменом. Так, в нашей практике есть случай неугасимых реакций ревности на измену 35-летней давности. Легче протекает терапия разрешившихся ситуаций измены — восстановление или распад партнерства. При распаде партнерства терапия должна направляться на построение нового образа жизни и преодоление реакций горя. При восстановлении партнерства важная задача — изживание реакций ревности.

В нормальных случаях в поведении клиентов обнаруживаются следующие способы преодоления ревности:

1) отвлечение на что-либо значимое для личности (учеба, забота о детях, работа, хобби);

2) изживание, выработка нового взгляда на вещи, формирование морали прощения, сознательный контроль над реакциями ревности;

3) извлечение уроков, поиск собственных ошибок, построение новых отношений с партнером,— возможно, отношений другого типа;

4) обесценивание партнера и ситуации измены — соизмерение их в ряду других ценностей, жизненных установок;

5) в случае распада партнерства — поиск нового партнера, изменение образа жизни, формирование других межличностных связей.

В случае патологических или чрезмерных реакций ревность становится хронической, ситуация измены не разрешается, супруги не могут снять свой конфликт, изжить измену. Здесь велика вероятность серьезных нарушений брака, извращения супружеских чувств, невротизации и психопатизации личности.

В нашей работе мы используем следующую схему консультирования супружеской неверности:

1. Формирование картины измены. В картине измены существенными переменными являются: соперник (реальный или мнимый), тип ревности (нормальные или патологические реакции), тип поведения ревнующего (активный или пассивный), преобладающие реак ции

ревности (когнитивные, аффективные, поведенческие), интенсивность реакций (умеренные или тяжелые), исходы измены (восстановление партнерства, его разрушение или неразрешенность).

2. Исследование личностных особенностей участников ситуации неверности, особенно ревнующего.

3. Выбор методов терапии. В нашей практике мы пользовались лишь индивидуальными методами, однако можно допустить, что групповые виды терапии также могут оказаться полезными.

1. Линдеманн Э. Клиника острого горя // Психология эмоций: Тексты. М., 1984. С. 212— 219.

2. Линчевский Э.Э. Любит — не любит. М.: Знание, 1984.

Поступила в редакцию 21.III 1988 г.

МЕТОДИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ДИАГНОСТИКИ СУПРУЖЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

А.Н. ВОЛКОВА, Т.М. ТРАПЕЗНИКОВА

Одна из острых проблем семейного консультирования — получение полной, объективной, достаточной информации о брачно-семейной ситуации клиента. От этой информации зависит точность постановки диагноза, выбор методов и направления коррекционной работы и эффективность помощи. Сбор информации предполагает наличие у консультанта определенной модели семьи и брака, возможных источников их дестабилизации. Концептуальные установки консультанта служат упорядочению получаемой от клиента информации. Однако теория семьи и брака еще далека от завершенности. Это приводит к значительным расхождениям в методах и характере собираемой информации, ее интерпретации и использовании.

Мы предприняли попытку составить программу сбора информации о супружеской паре. Как можно будет увидеть, именно эта информация в разных сочетаниях и интерпретациях используется большинством практикующих специалистов. Пункты программы охватывают целостные аспекты брачных отношений. Несомненно, при работе с отдельной парой нет необходимости проводить полное обследование. Можно учитывать лишь те пункты, которые в первой беседе с клиентом выявились как источники его затруднений или имеют общее значение.

Подчеркнем, что программа предназначена для обследования брачной пары, а не семьи в целом. Супружеская пара — центральный элемент семьи как малой группы. Стабильность семьи, ее развитие, благополучие, педагогический потенциал и многие иные характеристики существенно зависят от особенностей супружеской пары. Однако было бы натяжкой сводить проблемы семьи к супружеским проблемам и искать в них причину семейного неблагополучия во всех без исключения случаях.

Предлагаемая программа включает девять пунктов, которые мы охарактеризуем по следующим аспектам: смысл и значение получаемых по каждому пункту характеристик супружества, их влияние на благополучие брака, возможные методы и приемы измерения этих характеристик.

1. Социально-экономические и демографические характеристики.

Данные показатели учитываются во многих социологических и демографических исследованиях, доказано их влияние на стабильность брака [1], [7], [9]. Среди них чаще всего выделяют: жилищные условия (размер и комфортность жилища), семейный бюджет (размер и способ распределения), стаж брака, возраст супругов и разница в возрасте, образование и род занятий супругов, количество и возраст детей. В большом числе исследований, обсудить которые здесь нет возможности, показана неоднозначная связь этих показателей с характеристиками семьи. В тенденции можно говорить о положительном влиянии на брак хороших материальных условий (квартиры и семейного дохода), значительного стажа брака, примерного равенства возрастов супругов или более старшего (на 3—7 лет) возраста у мужа, высшего образования супругов, отсутствия разницы в уровне образования, числа детей от одного до четырех. Влияние обратных значений этих характеристик

не столь определенно, поэтому не всегда справедливы выводы о неблагополучии семьи без детей, при плохих материальных условиях и т.д. Это вполне объяснимо, если принять во внимание, что социальные особенности семьи обусловливают ее благополучие не прямо, а преломляясь через внутренние условия [5]. Неблагоприятное действие объективных факторов может компенсироваться за счет влияния внутренних источников семейной интеграции: супружеской совместимости и согласия, силы супружеских чувств, высокой культуры отношений и т.п. Что касается методов получения социальных характеристик, то достаточны опрос, анализ имеющихся документов.

2. Добрачные отношения. Учет добрачных отношений редко используется при анализе супружеских проблем. Однако практика консультирования показывает, что в добрачном периоде нередко зарождаются трудности, которые в дальнейшем прямо или косвенно проявятся в браке. Поэтому анализ добрачной истории полезен для понимания актуального состояния отношений.

Нами были обобщены литературные данные и проведено исследование 60 добрачных историй. Обследовались пары со стажем не более двух лет, использовался метод ретроспективного отчета.

Результаты работы позволили заключить, что на судьбе брака отражаются следующие характеристики: место и ситуация знакомства, первое впечатление друг о друге (положительное, отрицательное, амбивалентное, индифферентное), продолжительность периода ухаживания, инициатор брачного предложения (мужчина, женщина, другие заинтересованные лица), время обдумывания брачного предложения, ситуация оформления брака.

Установлено, что положительное значение для брака имеют следующие факты добрачной истории: взаимное положительное первое впечатление друг о друге, знакомство в ситуации работы или учебы, период ухаживания от одного до полутора лет, проявление инициативы брачного предложения со стороны мужчины, принятие брачного предложения после непродолжительного (до двух недель) обдумывания, сопровождение регистрации брака свадебными торжествами.

Специальных компенсирующих мер требуют такие особенности добрачных отношений, как: отрицательное первое впечатление друг о друге, короткий (до шести месяцев) или долгий (более трех лет) период ухаживания, неодобрение выбора родными или близкими, проявление прямой или косвенной инициативы со стороны женщины (вынужденное или спровоцированное предложение), продолжительное обдумывание брачного предложения. В каждом конкретном случае можно вскрыть причины перечисленных фактов, характеризующих добрачные отношения. Видимо, действие этих причин продолжается и в браке, проявляясь в тематике или поводах конфликтов.

Характеристики добрачного периода выявляются в беседе или специальном интервью.

3. Микроокружение семьи.

Микроокружение семьи имеет большое значение для ее стабилизации Содержание и формы связей с окружением исторически изменчивы. Для современной городской семьи характерны две тенденции: сокращение объема, частоты и длительности контактов с окружением и высокая потребность в поддержке со стороны окружения. Дело в том, что родственные, соседские, приятельские отношения являются источником хозяйственно-бытовой, моральной и эмоциональной поддержки, служат каналом значимой информации, помогают адаптации и социализации членов семьи, служат источником бытовых услуг (помощь при уходе за детьми, больными и т.п.), являются каналами передачи опыта семейной жизни, необходимы для организации досуга.

Отсутствие связей с окружением, изоляция семьи от жизни общества и конкретного микроокружения негативно сказывается на ее стабильности и благополучии. В изолированной семье вся бытовая нагрузка падает на обоих

супругов. Это требует от них способности к жесткой координации действий, высокого согласия по всем вопросам семейной жизни, психофизической выносливости, сознания личной ответственности и долга. Лишь при этих условиях изолированная семья может справляться с современными нагрузками без излишней напряженности и конфликта.

Однако и супруги, проживающие вместе с родными и не испытывающие дефицита помощи, могут оказаться проблемной парой. В этом случае причины конфликта могут лежать в области бытовой или иной формы несовместимости поколений, различий в образе жизни и уклада.

Наиболее оптимальный вариант — частичное отделение семьи: проживание отдельно от родственников для сохранения автономии, но в непосредственной близости от них. Подобные условия позволяют семьям избежать бытовых конфликтов и вместе с тем оказывать и получать оперативную помощь со стороны близких.

Для исследования контактов семьи с окружением нами разработана анкета «Контакты семьи». Она позволяет получить следующие показатели: состав микроокружения (родные, соседи, друзья, коллеги), частота контактов с разными представителями микроокружения, род помощи, получаемой от этих лиц (экономическая, бытовые услуги, моральная и эмоциональная поддержка, обмен опытом, организация и проведение досуга). Анкета может использоваться в двух вариантах: для изучения объективного положения дел и для исследования желаемого варианта отношений с окружением. Сравнение полученных картин помогает выявить точки неблагополучия в отношениях с микроокружением.

4. Стадия супружества.

В литературе не подвергается сомнению значение стадии развития семьи для взаимоотношений. При этом речь идет не о стаже брака, а именно о стадии развития. Практика консультирования показывает, что для каждой стадии характерны свои типичные проблемы, структура отношений, уклад и образ жизни семьи.

Однако проблема стадиальности семейной жизни изучена слабо. Чаще всего используется деление жизненного цикла на шесть стадий: 1) добрачный период; 2) семья до рождения детей; 3) семья с детьми дошкольниками; 4) семья с детьми школьного возраста; 5) семья со взрослыми детьми; 6) семья после отделения взрослых детей.

Возможные проблемы добрачного периода здесь уже рассмотрены. Для второй стадии наиболее характерны трудности выработки единого семейного уклада, разочарование друг в друге как результат более глубокого узнавания, конфликты по поводу распределения ролей, взаимоотношения с родственниками, материально-экономические проблемы. На третьей стадии определяющим фактором семейной жизни становится уход за ребенком. Возможные проблемы: недостаток помощи мужа в воспитании ребенка, концентрация жены на ребенке в ущерб отношениям с мужем. В семьях с подрастающими детьми наиболее часты конфликты по поводу приемов воспитания детей, роли матери и отца в жизни ребенка, а также проблемы супружеской верности и сексуальных отношений. Проблемы пожилой пары изучены очень слабо. Некоторые данные позволяют предположить, что они вытекают из ослабления социальных связей, в том числе и с собственными детьми, страха одиночества и ослабления здоровья.

К сожалению, имеющийся материал не позволяет разработать какой-либо инструмент для анализа брака применительно к стадии развития. Поэтому выявление типичных проблем возможно в ходе свободной беседы.

5. Оценка уровня благополучия отношений.

Для диагностических целей полезна интегральная оценка уровня благополучия супружества, позволяющая судить о тяжести нарушения отношений. Для этих целей мы используем на выбор три шкалы: ДОО (дифференциальная оценка отношений), шкала Берджеса, субъективная шкала удовлетворенности

браком [1], [10]. Каждая из шкал позволяет оценить отношения в континууме «благополучные — неблагополучные» в количественном выражении.

Шкала ДОО разработана А.Н. Волковой по образцу семантических дифференциалов. Она содержит ряд полярных определений типа: «теплые — холодные», «прочные — хрупкие» и т.п. Обследуемому предлагается оценить отношения, выбирая оценку между этими полюсами [1]. Суммирование баллов позволяет получить общую оценку благополучия отношений в непрерывной шкале от 0 до 90 баллов.

Шкала Берджеса содержит два раздела: часть первая (36 вопросов) оценивает значимые аспекты супружеских отношений (чувства, понимание друг друга, отношения с родными, ценности и пр.), часть вторая представляет собой шкалу для оценки имеющихся личностных недостатков супруга. Шкала названа автором шкалой приспособленности в браке. По ней можно получить от менее чем 579 до 720 и более баллов. Автор выделил девять уровней приспособленности: крайне неприспособлен; несомненно неприспособлен; неприспособлен; пожалуй, неприспособлен; трудно сказать что-либо определенное; более или менее приспособлен; приспособлен; несомненно приспособлен; чрезвычайно хорошо приспособлен. Каждому из уровней соответствуют заданные интервалы набранных баллов.

Шкала субъективной удовлетворенности браком разработана Т.М. Трапезниковой. Она содержит пять пунктов, подлежащих оценке в десятибалльной шкале каждый: прочность брака; субъективное ощущение счастья; исполнение ожиданий социальных групп; полное развитие личности супругов; достижение семейной интеграции.

Главное достоинство указанных шкал — получение количественных оценок. Шкалы также позволяют выделить наиболее проблемные пункты отношений, качественно проанализировать ответы на отдельные вопросы. Они просты в использовании, не занимают много времени, понятны опрашиваемым.

Указанные шкалы требуют искренности ответов, поэтому их можно предъявлять после установления доверительных отношений с клиентом. Шкалы предлагаются каждому супругу в отдельности, затем анализируется разница в полученных баллах. Значительное расхождение оценок — признак невзаимности отношений. Супруг, оценивающий отношения ниже,— потенциальный инициатор конфликта, оппозиции, разрыва. Данный супруг нуждается в особой коррекционной работе, в более глубоком изучении его претензии, установок и мотивов.

Несмотря на некоторую формальность общей оценки уровня благополучия брака, она дает два важных показателя: степень риска данной пары (возможность распада брака) и потенциального инициатора дезорганизации отношений.

6. Оценка отдельных феноменов супружеских отношений.

На уровне поведения и обыденного сознания супружеские отношения проявляются в таких феноменах, как взаимопонимание, его адекватность, взаимоуважение и эмоциональное приятие, уровень конфликтности, семейно-ролевая согласованность. Как правило, именно в этих терминах клиенты формулируют свои проблемы. Также и в семейной терапии эти характеристики служат индикаторами развития и интеграции семейной группы и являются объектом терапевтического воздействия. Коррекционная работа направляется на улучшение этих характеристик: повышение взаимопонимания, снижение конфликтности и т.д. Причины негативного состояния феноменов отношений могут быть различными. Но в любом случае они должны быть подвергнуты терапевтической коррекции. Эти же характеристики используются для оценки эффективности психотерапии при работе не только с семьей, но и с другими группами.

Для измерения феноменов отношений мы используем следующие методики: опросники ПЭА, РОП, «Конфликты», а также тест семейных отношений ( FBT ) и тест Т. Лири. Другие авторы пользуются шкалами аттракции, вариантами

социометрии, специальными опросниками [1], [2], [3; 210— 232], [4].

Опросник ПЭА сконструирован А.Н. Волковой для диагностики трех феноменов отношений: понимания партнера, эмоциональной привлекательности партнера, уважения к партнеру. Каждая из шкал содержит 15 вопросов. Шкала понимания позволяет судить о наличии у клиента образа партнера, который позволяет ему адекватно вести себя по отношению к нему. Эмоциональная привлекательность измеряется рядом проективных вопросов, позволяющих судить о притяжении к партнеру, приятии его личностных проявлений. Шкала уважения позволяет судить о мере авторитетности, значимости, референтности супруга в глазах другого.

Опросник РОП (ролевые ожидания и притязания в браке) предложен А.Н. Волковой для исследования семейных установок. Опросник содержит семь шкал, позволяющих установить иерархию семейных ценностей и представления о распределении ролей при их реализации. Семейные ценности — это аспекты семейной жизни, отражающие основные функции современной семьи: воспитание детей, организация бытового потребления, интимные отношения, эмоциональная поддержка, организация досуга, партнерские отношения, эстетические ценности. Ответы опрашиваемого позволяют установить значимость для него указанных аспектов семейной жизни. У благополучной пары иерархия семейных ценностей должна быть сходной.

Опросник РОП позволяет также установить ролевую структуру супружеской пары: кто и в какой мере берет на себя инициативу и ответственность за выполнение тех или иных функций семьи. Если ролевые представления согласованы, речь идет о ролевой адекватности супругов. Благополучные пары имеют высокую ролевую адекватность.

Опросник «Конфликты» разработан Г. Лером в отделении по изучению неврозов и психотерапии университета им. К. Маркса в ГДР, адаптирован в институте им. В.М. Бехтерева. Методика представляет собой набор из 49 вопросов и шести вариантов ответов на них. Она позволяет судить о степени напряженности личности в трех сферах: производственной, бытовой, партнерско-супружеской. Выводится также суммарный показатель конфликтности респондента. Опросник позволяет установить характер и источники конфликтности у супругов, степень их выраженности, влияние конфликтов на удовлетворенность браком.

Тест Т. Лири используется для диагностики взаимопонимания, идеального образа партнера. Он представляет собой набор характерологических утверждений, выраженность которых у себя и партнера предлагается оценить.

FBT — тест семейных отношений — проективная техника, впервые описанная Ховельсом и Ликоришем в 1936 г. Она представляет собой набор из 40 картин, изображающих разные формы отношений между членами семьи. Тест позволяет получить представление о чувствах и поведении индивида в семье по отношению ко всем ее членам.

В целом благополучная супружеская пара характеризуется: сходством семейных ценностей; высокой ролевой адекватностью; низкой конфликтностью в разных сферах жизни; высоким уважением и эмоциональным приятием друг друга.

Особого обсуждения требует показатель адекватности восприятия и понимания супругами друг друга. Адекватность межличностной перцепции оказалась связанной с благополучием отношений неоднозначно: в ряде работ показана положительная корреляция адекватности и благополучия брака, в других отмечают высокую адекватность при глубоких нарушениях отношений. Видимо, образ партнера отражает не только реальные качества, но и ожидания, проекции, эмоциональные оценки, ореолы, предубеждения и идеалы супруга. Поэтому образ супруга включается в регулирование отношений весьма сложным путем [8]. В целом же высокая адекватность восприятия в тенденции способствует благополучию отношений.

7. Исследование индивидуальности супругов.

Результаты индивидуально-психологического обследования можно использовать в консультировании двояко: для установления меры личностной совместимости супругов и для информирования супругов об их личностных особенностях.

Использование результатов дифференциально-психологического обследования для информирования супругов друг о друге — одна из форм Коррекционной работы, направленная на улучшение взаимопонимания. При информировании необходимо учитывать следующие правила и требования: необходимость хранения тайны обследования, адаптация информации к личности клиента (уровню его понимания, личностным чертам). Меры предосторожности продиктованы тем, что супруги могут неверно истолковать полученную информацию, использовать ее для борьбы друг с другом. Во избежание злоупотребления информацией сообщаются лишь те сведения, которые необходимы для коррекции отношений, не рекомендуется сообщать порочащие сведения. Необходимо также акцентировать внимание на способах учета полученной информации в конкретном поведении. Сведения, сообщаемые клиенту о его личностных особенностях, могут быть более подробными и полными, положительными и отрицательными. Его следует побуждать к применению полученных данных в самовоспитании и саморегуляции.

Другой путь применения результатов дифференциально-психологического обследования — установление меры личностной совместимости супругов. В ряде работ показано, что определенное соотношение личностных черт (сходство, контраст, дополнительность) является фактором совместимости [1], [4]. Личностная совместимость проявляется в автоматическом распределении психологической нагрузки, выработке оптимальных способов обращения друг с другом, понимании спонтанных проявлений партнера и адекватном реагировании на них. Значение личностной совместимости в том, что при ее наличии адаптация друг к другу не требует усилий, перестройки личности, играния ролей, контроля над своими проявлениями, так как взаимодействие основывается на присущих партнерам личностных чертах.

При дифференциально-психологическом обследовании мы используем: опросники Кеттелла, Айзенка, тесты Розенцвейга, Зонди, Люшера, проективные рисуночные тесты [1], [4], [5].

Наши исследования показали, что совместимая супружеская пара характеризуется сходством ряда факторов опросника Кеттелла, Розенцвейга, контрастом других [1]. Супружеская пара, в которой соотношения этих характеристик иные, достоверно чаще бывает конфликтной, дезинтегрированной и испытывает трудности приспособления друг к другу.

Для диагноза личной совместимости мы предлагаем каждому из супругов указанные тесты и опросники. Полученные характеристики сравниваем с желательным соотношением. Например, среди показателей теста Зонди желателен контраст факторов » h «, » e «, » k «. Если в паре соотношения иные, это говорит о несовместимости значимых личностных черт.

Данные личностного обследования очень полезны для разработки программы психотерапевтической коррекции супругов. Коррекция предполагает приближение личностных черт к оптимальному соотношению, что означает: в работе психотерапевта усилия должны быть направлены на усиление или ослабление значимых черт в личности клиента.

8. Исследование семейного досуга, интересов и ценностей.

Наличие единых ценностей, интересов, способов проведения досуга связывается многими авторами с благополучием отношений в семье [4], [9]. Сходство интересов и ценностей выражается в единстве жизненных целей и устремлений, создает ценностно-ориентационное единство пары.

Для изучения этого аспекта супружества можно использовать такие инструменты, как методика «Ценностные ориентации» (адаптированный вариант

методики М. Рокича), опросник «Интересы — досуг», опросник «Условия семейного благополучия».

Методика «Ценностные ориентации» представляет собой перечень жизненных целей (шкала 1) и средств их достижения (шкала 2) [6; 208—209]. Опрашиваемому предлагается упорядочить их в соответствии со степенью их значимости для него. В благополучной паре наблюдается сходство жизненных целей и дополнительность средств их достижения.

Опросник «Интересы — досуг» предложен Т.М. Трапезниковой. Он содержит перечень из 42 видов и форм проведения досуга. Обследуемый выбирает 10 способов проведения досуга, характерных для него, 10 — для партнера, одновременно ранжируя их в порядке значимости. Таким образом выясняется соотношение интересов супругов, мера их согласия в формах проведения досуга.

Опросник «Условия семейного благополучия» (автор — Т.М. Трапезникова) состоит из 15 утверждений — наиболее распространенных мнений об условиях семейного счастья. Обследуемый отбирает и ранжирует по степени значимости пять наиболее значимых утверждений для себя и для партнера. Сходство в понимании условий семейного счастья — важный фактор супружеского согласия.

В целом сходство указанных характеристик облегчает интеграцию и единство супружеской пары.

9. Психограмма супружества.

В результате анализа всех аспектов супружества мы получаем ряд данных, которые сводятся в психограмму-заключение. В ней указываются следующие выводы: 1) зоны конфликта в супружестве, потенциальный инициатор конфликта в каждой из зон; 2) степень личной совместимости; 3) общая мера взаимопонимания и согласия по различным сторонам семейной жизни; 4) общий прогноз отношений в паре; 5) рекомендации по формам и содержанию коррекционной работы (с парой в целом и с каждым супругом в отдельности).

Составление психограммы основывается на сравнительном анализе всех полученных показателей, выявлении стержневых проблем, проявляющихся на разных уровнях отношений. Рекомендации к практической работе основываются на выделении наиболее существенных источников супружеской дезинтеграции.

Предложенная программа может быть использована для решения ряда практических задач: для диагностики пары в практике семейного консультирования и коррекции; для постановки диагноза семье — кандидату на усыновление ребенка; для вынесения решения суда о передаче ребенка одному из разводящихся супругов; для инспектирования семьи, когда вынесено решение о направлении ребенка в спецшколу или иные детские учреждения. Элементы программы мы используем при консультировании молодоженов, обратившихся в Ленинградскую консультацию по вопросам семейной жизни за прогнозом своего брака. Данная форма работы введена в 1982 г.

1. Волкова А. Н. Социально-психологические факторы супружеской совместимости: Автореф. канд. дис. — Л., 1979. — 17 с.

2. Кабанов М. М., Личко А. Е., Смирнов В. М. Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. — Л., 1983. — 308 с.

3. Межличностное восприятие в группе / Под ред. Г.М. Андреевой, А.И. Донцова. — М., 1981. — 295 с.

4. Обозов Н. Н., Обозова А. Н. Диагностика супружеских затруднений. — Психол. журн. 1982. Т. 3. № 2. С. 147—151.

5. Обозов Н. Н., Обозова А. Н. Факторы устойчивости брака. — В сб.: Семья и личность. Тезисы докладов Всесоюзной конференции в г. Гродно 28—30 сентября 1981 г. М., 1981. С. 44—49.

6. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности / Под ред. В.А. Ядова. — Л., 1979. С. 208—209.

7. США глазами американских социологов / Под ред. Ю.Н. Давыдова, Г.В. Осипова. — М., 1982. — 263 с.

8. Федотова Н. Ф. Некоторые вопросы межличностного познания в семье. — В кн.: Психология межличностного познания / Под ред. А.А. Бодалева. М., 1981. — 222 с.

9. Янкова З. А. Городская семья. — М., 1979. — 184 с.

10. Burges Е. W., Locke H. J. The family. 2nd ed. N.Y.: Beck, Co, 1960. P. 693—716.

Поступила в редакцию 10. IV 1984 г.

Конфликты в семье

Определение семьи, периодов ее развития, основных функций. Рассмотрение понятия и причин конфликтов. Изучение проблемы управления характером. Особенности развития конфликтов между поколениями. Профилактика, протекание и разрешение семейных конфликтов.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Как уже отмечалось, субъектно-объектные позиции семьи не остались неизменными, они вписываются в определенный исторический контекст, который в современном обществе характеризуется особой динамичностью. Одной из форм взаимодействия, характерной для всех моделей семьи, является конфликт. Для анализа этого феномена, в качестве основных составляющих, рассматривается сущность семейного конфликта с точки зрения объектно-субъектных отношений, т.е. выделяются структура, объект и субъект конфликтного взаимодействия, условия, в которых находятся и действуют участники семейного конфликта, а именно условия микросреды (характер отношений в семье, ее материальное положение, т.д.) и макросреды (условия, влияющие на положение семьи). Пересмотр семейных ценностей в сторону эгалитарности дает возможность по-другому взглянуть на способы взаимодействия в семье, что сказывается на изменении однозначно негативного отношения к возникающим в ней конфликтам и повышении степени их рационализации

Институционализация конфликта в семье влечет за собой замену непредсказуемого поведения членов семьи рациональным и регулируемым, создание определенной культуры взаимодействия сторон, не только препятствующей разрушительному воздействию конфликта на семью и каждого отдельного ее члена, но и помогающей конструктивно решать возникающие спорные вопросы. Другими словами, институционализация семейных конфликтов означает создание постоянных форм отношений, при которых взаимодействие сторон становится из спонтанного упорядоченным и способствует более успешному предупреждению, протеканию и завершению конфликта. Это требует появления не только формальных и неформальных норм и правил взаимодействия конфликтующих сторон, но и создания специальных структур как на государственном, так и на общественном уровне, позволяющих контролировать данные процессы. Институционализации семейного конфликта — достаточно сложный и длительный процесс, включающий в себя типизацию, легитимацию определенных действий и социальный контроль. В трансформирующемся российском обществе одновременно происходит формирование всех составляющих этого процесса. Так, типизация выражается в сохранении и закреплении в мышлении определенных повторяющихся образцов взаимодействия. Предполагается, что специфика легитимации семейных конфликтов заключается в том, что еще не до конца сформулированы объяснительные схемы относительно стандартов поведения членов семьи во время конфликтов в период формирования гражданского общества. Если раньше они затрагивали ценности патриархального и традиционного семейного образа жизни и передавались в поэтической форме (в виде сказок, пословиц, мудростей), то в современных условиях эти объяснительные схемы чаще всего не действуют.

Таким образом, с одной стороны, процесс институционализации семейных конфликтов в российском обществе не завершен. В ходе диссертационного исследования были выделены и проанализированы как объективные, так и субъективные составляющие процесса институционализации семейных конфликтов. В качестве объективных составляющих (уровень социальной структуры) необходимо создание специальных служб, способных оказывать членам семей разного рода помощь в случае необходимости (юридические, психологические консультации, ночлежки, и т.д.), и кроме того, формулировка и принятие действенных социальных программ и нормативных актов, способствующих полноценному функционированию семей. В качестве субъективных составляющих (уровень личности) должно сформироваться отношение к конфликту в семье как к «естественному», и, в связи с этим, культура обращения за помощью к специалистам. Пока протекание семейных конфликтов может быть причиной нарушения психического и физического здоровья ее членов и, в некоторых случаях, разрушения семьи. С другой стороны, процесс формирования постсовременного общества в России только набирает силу, а вместе с ним изменяются и мировоззренческие установки населения, что должно в свою очередь отразится на успешном завершении процесса институционализации семейного конфликта.

Список литературы

1. Антонов А.И. Кризис семьи и родительства // Проблемы родительства и планирования семьи. М.: ИС РосАН, 2012. — С. 38-54.

2. Антонов А.И., Медков В.М. Социология семьи. М.: Изд-во Международного университета бизнеса и управления («Братья Карич»), 2006. — 304 с.

3. Антонов А.И., Сорокин С.А. Судьба семьи в России XXI века. М.: Издательский Дом «Грааль», 2015. — 416 с.

4. Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Конфликтология. М.: ЮНИТИ, 2009. — 551 с.

5. Вебер М. Основные социологические понятия // Западно-европейская социология XIX — начала XX. Тексты. М.: Издание Международного Университета Бизнеса и Управления, 2006. — С. 455-491.

6. Волков Ю.Г., Мостовая И.В. Социология. М.: Гардарика, 2008. — 432с.

7. Волкова А.Н. Психологическое консультирование семейных конфликтов// Вестник психосоциальной и коррекционно-реадилитационной работы. 2014. — №4. — С. 17-21.

8. Гидденс Э. Социология. М.: Эдиториал УРСС, 2014. — 704 с.

9. Голод С.И., Клецин А.А. Состояние и перспективы развития семья. Теоретико-типологический анализ. Эмпирическое обоснование. — СПб.: Филиал института социологии РАН, 2014. — 42 с.

10. Голосенко И.А. Социология П. Сорокина. Самара: Социологический центр Социо, 2012. — 154 с.

11. Гришина Н.В. Психология конфликта. СПб.: Питер, 2014. — 464 с.

12. Канатаев Ю.А. Психология конфликта. М.: ВАХЗ, 2012. — 79 с.

13. Капитонов Э.А. Социология XX века. Ростов-на/Д.: Феникс, 2006. — 512 с.

14. Карцева Л.B. Модель семьи в условиях трансформации российского общества // Социол. исслед. 2013. — №7. — С. 92-100.

15. Левин К. Разрешение социальных конфликтов. СПб.: Речь, 2014. — 408с.

16. Левкович В.П., Зуськова О.Э. Социально-психологический подход к изучению супружеских конфликтов // Психология конфликта. СПб.: Питер, 2011. — С. 415-428.

17. Социальные конфликты в современной России (проблемы анализа и урегулирования). М.: УРСС, 2009 — 468 с.

18. Сысенко В.А. Супружеские конфликты. М.: Мысль, 2009. — 173 с.

19. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства: В связи с исследованием Льюиса Г. Моргана. — М.: Политиздат, 1990. — 382 с.

20. Ярская-Смирнова Е.Р. Проблематизация семьи в социологии // Рубеж: Альманах социальных исследований. 2008. — №12. — С.71-87.

Волкова аН Психологическое консультирование семейных конфликтов